Искусство Болгарии 19 века

Глава «Искусство Болгарии». Всеобщая история искусств. Том V. Искусство 19 века. Автор: М. Цончева; под общей редакцией Ю.Д. Колпинского и Н.В. Яворской (Москва, Государственное издательство «Искусство», 1964)


Девятнадцатый век в истории болгарского народа был веком пробуждения его национального самосознания, веком трудной и героической борьбы за ликвидацию многовекового турецкого ига, за создание своего независимого государства. Этот период известен в болгарской истории как время национального возрождения, завершившееся в 1878 г. освобождением Болгарии. Искусство в эту эпоху являлось одним из мощных факторов народной борьбы.

На раннем этапе, то есть до конца 40-х гг., борьба за национальное и культурное возрождение болгарского народа оказывается связанной с борьбой за церковную независимость. Восточнохристианский характер болгарской церкви не способствовал развитию скульптуры как самостоятельного искусства. Она развивалась только в декоративном направлении: значительное место в убранстве болгарских церквей занимают, например, резные деревянные иконостасы. Наиболее ярко новые тенденции проявляются поэтому в церковной живописи, для которой характерен повышенный интерес к действительности, к человеку с его индивидуальной портретной характеристикой. Замечательное явление в церковной живописи этой эпохи — портреты донаторов (дарителей). Одновременно с портретными изображениями в церковную живопись входит пейзаж. Образы святых выделяются более рельефно на фоне голубого неба, пейзажа с деревьями, полянами, оврагами и реками, скользящими среди зеленых рощ. Порой пейзаж передает конкретный облик определенной местности. В ряде случаев виден интерес к народному быту, трудовым мотивам. В пловдивской церкви Константина и Елены, например, неизвестный иконописец изобразил Еву с пряжей в руках, в национальной одежде, и Адама, копающего землю. Появляются и некоторые чисто жанровые сцены нравственно-поучительного характера, разоблачающие суеверия и пороки, алчность и гордыню, воровство, пьянство.

Борьба за утверждение церковной независимости, против господства чужеземного греческого духовенства и попыток турок ввести свою веру в Болгарии выразилась в массовом появлении образов болгарских святых в церковной живописи. Пробудившаяся национальная гордость заставляет болгарских художников придавать черты национального болгарского облика даже таким отвлеченным образам, как богородица, Христос и др. Такова, например, икона «Покров богородицы» (начало 19 в.) церкви города Пирдоп, где богородица, простирающая свой покров над молящимися в храме, изображена как болгарская крестьянка Самоковского края, одетая в местную крестьянскую одежду. Борьба за национальное самоутверждение была тесно связана и с верой в помощь славянских народов, главным образом русского народа; в результате этого рядом с болгарскими появились образы русских и сербских святых.

Все эти новшества ярче всего выражены в творчестве одного из самых вдохновенных сынов этой эпохи — художника Захария Зографа (1810—1853), творчество которого пронизано патриотизмом и чувством национального достоинства. Он неустанно боролся за народное просвещение, за открытие новых школ для народа; задумал даже организовать типографию и книжную лавку, где печатались и продавались бы болгарские книги. Работая над иконами и стенописями — большая часть его творчества связана с украшением вновь построенных и реставрированных болгарских церквей,— Захарий Зограф был неутомим в поисках возможностей использования религиозного искусства как средства воспитания национального самосознания.

Национальное, точнее, народно-фольклорное начало проникает и в некоторые библейские сюжеты — сотворение Адама и Евы, грехопадение и др. Порой часть действующих лиц одета в национальные одежды, а действие развивается в современных болгарских домах. Некоторые из этих композиций, например притчи о богаче и бедном Лазаре, насыщаются социальными намеками, обличающими жестокость и бессердечие богатеев.

Захарий Зограф много работал как портретист, именно в портретах особенно полно раскрывается реалистическая направленность его творчества. Им созданы портреты дарителей, размещенные на стенах церквей. Среди таких церковных росписей встречаются и автопортреты художника. Написал Зограф и несколько станковых портретов: деятеля возрождения Неофита Рильского (1838; София, Национальная художественная галерея), портрет молодой девушки (ок. 1840; там же), автопортрет (ок. 1840; там же) — один из наиболее проникновенных портретов раннего болгарского возрождения.

Никола Образописов (1827—1911), как и Захарий 3ограф, использовал средства искусства в борьбе за церковную независимость и национальное самоопределение. Он расписывал церкви, внося в свои росписи мотивы болгарской природы, национальные бытовые и исторические сюжеты. Так, в настенной росписи церкви Орлица он поместил сцену «Встреча царя Петра с Иваном Рильским». Ту же сцену он повторил несколькими годами позже в Бельовой церкви (Самоково). Здесь находится и наиболее значительная по своему замыслу и художественному решению историко-бытовая композиция в болгарской церковной живописи — «Перенесение мощей Ивана Рильского». Образописову принадлежит и станковая бытовая картина «Хоровод в Самоковском краю» (1892; София, Национальная галерея). Искусство Образописова и в особенности Зографа, развиваясь в значительной своей части в рамках и формах церковной болгарской живописи и в связи с церковным движением своего времени, по своему объективному художественному содержанию выходило за рамки средневекового церковного, условного по языку искусства. Их творчество, в частности портрет, закладывало основы болгарской реалистической школы нового времени.

После Крымской войны (1853—1856) картина общественного развития Болгарии усложняется. Борьба за церковную независимость не закончена, но теперь она идет в условиях острых классовых противоречий в среде самого болгарского народа. Создались и предпосылки для возникновения организованного революционно-национального движения, освобождающегося от церковной — ранней формы своего развития. Уже не утверждение своей духовной самобытности, а подготовка к решительной борьбе за национальную свободу становится главной задачей времени. В этот период окончательно складывается светское изобразительное искусство в различных его жанрах: портрет, историческая картина, пейзаж, а также историческая и революционная гравюра. Если в предыдущий период работали мастера, имена которых часто даже неизвестны, то теперь на первый план выдвигаются художники, о личности и творчестве которых сохранилось достаточно сведений. Одним из них был художник-гражданин, активный участник народно-освободительной борьбы Станислав Доспевский (настоящее его имя — Зафир Зограф; 1823—1877). Сын самоковского живописца Димитрия Христова Зографа и племянник Захария Зографа, в юношеском возрасте он изучал иконописное ремесло и помогал отцу и дяде в их работе в монастырских церквах. Позже он уехал в Россию, учился живописи в Москве, а затем в Петербургской Академии художеств. По возвращении в Болгарию Доспевский продолжал работать как иконописец, но свое дарование наиболее полно проявил в портретном жанре. В образах своих современников Доспевский стремился раскрыть наиболее характерные черты человека того времени: тягу к знаниям, к борьбе, энергию, волю. Во многих случаях художник сумел насытить образы чувством революционной романтики. В числе наиболее значительных его портретов следует упомянуть два автопортрета—1854 и 1865 гг., портреты Атанаса Самоковца, С. Захариева (София, Национальная художественная галерея) — главы болгарской общины в Пазарджике, первого болгарского археолога и этнографа, и другие. Доспевский был автором и многих женских портретов, создателем образов умных, активных женщин-болгарок, достойных товарищей своих мужей, исполненных большой душевной чистоты и человеческого достоинства (портрет жены, 1869; там же). Общественная деятельность Доспевского была связана с болгарскими революционными событиями, которые разыгрались в 70-х гг. Он был арестован и отправлен в стамбульскую тюрьму, где был убит.

Видной фигурой в истории болгарского искусства был Николай Павлович (1835—1894), сын учителя, с детских лет воспитывавшийся в духе просветительной борьбы и патриотизма. Сближение художника в 1860 г. с болгарским революционером Георгием Раковским, чьи книги он иллюстрировал, его дружба с писателем П. Р. Славейковым, восьмимесячное пребывание в России сыграли важную роль в формировании его характера, взглядов, творческой и общественной деятельности. Павлович стремился обновить религиозную живопись, однако эти его попытки оказались безуспешными. Значение деятельности Павловича для болгарского искусства заключается в его работе над портретом, исторической и бытовой картиной. В портретах художника перед нами предстают народные просветители, представители интеллигенции. Он изображает их как энергичных, спокойных и уверенных в себе людей, такими, какими они были в повседневной жизни, полными сознания собственного достоинства. Таковы автопортрет (1854), портреты родителей, историка Н. Златарского, доктора Д. Павловича (все — в Национальной художественной галерее Софии). Лиричны и обаятельны женские и детские портреты: снохи Теофаны (Пловдив, Художественная галерея), Цветана Родославова (1875; София, Национальная художественная галерея).

Николай Павлович с полным правом может считаться родоначальником болгарской исторической живописи. Специализировавшись по классу исторической живописи в Мюнхенской Академии, Павлович создал ряд картин на темы древней болгарской истории. Он иллюстрировал и сентиментальный исторический роман русского писателя Вельтмана «Раина — княгиня болгарская», книгу Г. С. Раковского «Несколько речей об Асене Первом»; эти иллюстрации, как выразился сам художник, «смогли бы стать болгарской историей в картинах». Наиболее значительные из его исторических произведений отражают события эпохи большого национального подъема. Несмотря на известную наивность художественной формы, они своим содержанием мобилизовали народные массы, напоминая им о великих временах, когда существовала сильная и свободная болгарская держава: например, «Аспарух переправляется через Дунай» (ок. 1867—1869; там же).

Некоторые из исторических картин Павлович перевел в литографии с целью более широкой их популяризации. Павлович обращался также к бытовому жанру и пейзажу. Его интерес к этим жанрам был прямым отражением усилившегося чувства патриотизма, охватившего широкие слои народа, интереса к болгарскому быту, обычаям, нравам, а также и к болгарской природе.

Настоящим патриотом, активным участником борьбы за народное просвещение и национальное освобождение был Георгий Данчов (1846—1908). Художник-революционер, он был другом и сподвижником страстного борца за свободу Васила Левского, сопровождая его во время нелегальных поездок по Южной Болгарии. После гибели Левского Данчова заточили в Диарбекирскую тюрьму в Малой АЗИИ. В 1876 г., когда весть об апрельском восстании дошла до заключенных, Г. Данчов сумел бежать и через Кавказ перебрался в Россию. В следующем году, с объявлением освободительной войны, он записался в болгарское ополчение и с ним вернулся в Болгарию. В ранних работах Данчова — автопортрете (1867; София, Национальная художественная галлерея), портретах Лею Кюркчия из Пловдива (там же), чирпанского учителя Костадина Дечкова (там же) и других — чувствуется отсутствие серьезных профессиональных знаний (Данчов был сазюучкой), но в то же время они отличаются живой, искренне и непосредственно прочувствованной характеристикой и являются ценными памятниками эпохи. Кроме портретов он создал и разнообразные бытовые сцены, которые издал в виде литографий. Среди поздних его работ выделяются графические портреты революционеров, а также композиция «Свободная Болгария», изображающая молодую болгарку с красным знаменем в руках.

Значительное место в развитии болгарского искусства 19 в. занимает творческая и общественная деятельность Христо Цокева (1847—1883). Он учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества на десять лет позже Доспевского, вернулся в Болгарию лишь в 1873 г. Заболев туберкулезом, он умер тридцати шести лет. Цокев оставил небольшое количество портретов, отличающихся значительным мастерством и тонкой психологической характеристикой,— портрет Иваны Неновой (1875), «Девушка в профиль», автопортрет (1872) (все — в Софии, Национальная художественная галерея), которые можно считать наиболее значительными произведениями эпохи болгарского Возрождения. Некоторые из его работ имеют ярко выраженный бытовой характер, таковы: «Курильщик», «Читающая монахиня» (там же). Революционные события, особенно апрельское восстание и его трагический разгром, глубоко волновали художника. К этому времени относятся его рисунки «Турецкие зверства» и «Беженцы». Цокев пробовал свои силы и в области пейзажа.

Развитие книгопечатания в Болгарии способствовало распространению графики, приобретающей особое значение в связи с обращением к гравюре и литографии художников-просветителей. В произведениях второй половины 19 в. и прежде всего в творчестве художников-эмигрантов прочно утверждается революционная тема. К этому же времени относится зарождение сатирической графики и карикатуры.

С болгарским революционным движением был связан Генрих Дембицкий (1830—1906), родоначальник болгарской политической карикатуры, по происхождению поляк, эмигрировавший после восстания 1863 г. сначала в Румынию. Его деятельность в Болгарии началась, вероятно, в 1869 г., когда он был привлечен в качестве сотрудника газеты «Тыпан» поэтом-революционером Христо Ботевым. Его рисунки и карикатуры «Отряд Хаджи Дмитрия», «Самоубийство Ангела Кынчева», «Сладко умереть за отечество» и другие направлены против поработителей, насилия и бесчинства турок, против всей турецкой общественной системы. Средства революционной графики были использованы в общественной борьбе художниками Н. Клепарским, Ст. Симеоновым и другими.

После освобождения Болгарии от турецкого ига (1877—1878) начинается ее превращение в капиталистическую страну. С этим связан новый этап в развитии болгарского искусства. Центром культуры и общественной жизни страны становится столица — София. В первые годы после освобождения усиливаются взаимосвязи болгарской и русской прогрессивной культуры. Но с начала 1885 г., когда завершилось объединение Болгарии и на болгарский престол избирается австрийский принц Фердинанд, в стране заметно усиливаются австро-немецкие влияния. В 80-х и 90-х гг. в литературе и в искусстве появляются произведения, раскрывающие жизнь болгарского народа. Они исполнены с большой правдой, с сочувствием к жизни народа, а также и определенной критической направленностью (сильной в литературе, гораздо более слабой в изобразительном искусстве). В целом 80—90-е гг.— время расцвета болгарской реалистической школы.

Судьба разоряющихся крестьян становится главной темой болгарского искусства — прежде всего бытовой живописи. Она занимает видное место в искусстве выдающихся живописцев этого времени: Ивана Мырквички и Ярослава Вешина. Оба они по происхождению чехи, но для них Болгария стала второй родиной. Вместе с болгарскими художниками Антоном Митовым, Ив. Ангеловым и другими они явились создателями реалистической бытовой живописи в Болгарии. Подлинный, глубокий интерес к духовной жизни болгарского крестьянина, моменты социальной критики мы видим в лучших произведениях этих художников.

Иван Мырквичка (1856—1938) приехал в Болгарию в 1881 г. и первое время жил и работал учителем в городе Пловдиве. Здесь им были созданы картины бытового характера (главным образом базарные сцены), а также серия рисунков и портретов крестьян. 90-е гг. в творчестве Мырквички — период зрелости художника. В это время он переезжает в Софию и становится первым директором открытого в 1896 г. рисовального училища. Он создает самые значительные свои произведения: два варианта «Задушницы» («Задушнида» — традиционный образ оплакивания.) и две — «Рученицы» («Рученида» — народный танец.), «Кырджалийские времена» (все — София, Национальная художественная галлерея). В некоторых из них он сумел подняться до больших реалистических обобщений. В «Рученице» (1894) Мырквичка с любовным вниманием передает обстановку крестьянского быта, правдиво показывает выразительные народные типы и характеры, своеобразие народных праздничных обычаев. В «Задушнице» воплощены глубокие переживания народа. Картина «Кырджалийские времена» изображает сожжение болгарского села в годы порабощения болгарского народа. Художник выбрал это событие, так как оно позволило ему поставить социальные проблемы и в то же время дать романтически приподнятые образы. Мырквичка — автор ряда портретов, отличающихся правдивостью изображения.

Антон Митов (1862—1930) вошел в историю болгарского искусства главным образом своими бытовыми картинами. Основная тема его творчества — базары. Это многофигурные композиции, в которых жизнь народная течет спокойно, едва ли не счастливо. Он почти с одинаковым интересом рисует и крестьян и те товары, которые они продают на базаре: керамические сосуды, птицу, живность, овощи. Попытки более обобщенной передачи событий мы наблюдаем в его творчестве позднего периода (первая треть 20 в.). Работы Митова этого времени отличаются более интимными решениями и большим вниманием к проблемам колорита. Антону Митову принадлежит ряд портретов, а также серия военно-бытовых композиций, носящих достаточно ясно выраженный антимилитаристский характер.

Иван Ангелов (1864—1924) при изображении трудовой жизни почти всегда лиричен, поэтичен. Его любимая тема — жатва; в некоторых картинах, например «Жатва в Чепинском» (1905), «Жницы» (ок. 1894) (обе — София, Национальная художественная галерея), звучат и эпические нотки. И все же отношение Ангелова к человеку не всегда достаточно глубоко. Только в одной из своих работ — «Буря в сердце и на небе» (ок. 1905; не сохранилась) — он сумел поистине подняться до социально-драматической силы, создать выразительный образ болгарского крестьянина, стоящего перед побитой градом полосой, исполненного скорбного гнева и муки. Важную роль в его картинах играет пейзаж, неразрывно связанный с крестьянами-тружениками.

В 90-е гг. уже сложившимся художником прибыл в Болгарию чех Ярослав Вешин (1860—1915), именно в Болгарии он вырос как художник-реалист, здесь он создал свои самые замечательные произведения, посвященные жизни болгарского крестьянства. В большей части этих произведений он разрабатывает трудовые темы, в которых сельский труд раскрыт как невыносимо тяжкий,— «Пахарь» (1899; местонахождение неизвестно), «Земля» (1910; Прага, частное собрание) и др. Сильного, мужественного, типично сельского жителя Вешин изобразил в серии охотничьих картин. Суровыми красками сумел обрисовать художник тяжелую участь болгарского крестьянства. Так, он раскрывает одну из сторон социального ограбления болгарского крестьянства в картинах «Конный базар в Софии» (1899), «Перед базаром» (1899; местонахождение неизвестно).

В своих сельских, бытовых и охотничьих картинах Вешин проявил себя как вдохновенный певец болгарской природы, хотя он и не писал чистых пейзажей. Пейзаж играет существенную роль в картине «Гайдуки» (другое название — «Контрабандисты», 1899; София, Национальная художественная галерея), где образы отважных людей, пробирающихся по горным тропам, составляют единое целое с суровой величавой природой.

Вешин был первым болгарским баталистом, автором многих военных картин («Самарское знамя», 1911, «Кавалерийский бивак», 1912; обе — в Софии, в Музее русско-болгарской воинской дружбы), отличающихся глубоко гуманистическим содержанием. Особое место в искусстве Вешина как военного художника и в развитии всей болгарской военно-исторической живописи занимает серия картин, посвященных Балканской войне. Такие произведения, как «Атака» (1913; там же), «Отступление турок при Люле-Бургас» (1913; София, Национальная художественная галерея), «Обоз у реки Еркене» (София, Музей русско-болгарской воинской дружбы), раскрывают глубокий смысл войны, ее страшную разрушительную силу и невообразимые страдания, которые она несет человечеству, В этих картинах солдаты показаны как главные герои военных событий. Вешин сумел обогатить болгарскую живопись того времени новыми колористическими и пластическими живописными решениями.

Болгарское искусство конца 19 — начала 20 в. развивается, отражая с демократических позиций народную жизнь и быт. Его произведения полны любви и сочувствия к народу и особенно к болгарскому крестьянству; в этом его большое значение.

Кризис демократического реализма и связанный с ним переход художников к формализму в искусстве крестьянской Болгарии, лишь с 1870-х гг. ставшей на путь капиталистического развития, наступил значительно позже и получил меньшее распространение, чем в большинстве европейских стран. Традиции реализма 19 в. держались до 1920-х гг. и были подхвачены некоторыми мастерами поколения 1920—1930-х гг., донесшими эти традиции вплоть до эпохи победы социализма в Болгарии.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер