Искусство Бирмы в Средние века

Глава «Искусство Бирмы». Всеобщая история искусств. Том II. Искусство Средних веков. Книга II. Азия, Африка, Америка, Океания. Автор: Н.В. Дьяконова; под общей редакцией Б.В. Веймарна и Ю.Д. Колпинского (Москва, Государственное издательство «Искусство», 1961)


Историю искусства Бирмы принято делить на три хронологических периода: ранний — с начала нашей эры по 8-9 в., средний, так называемый классический, связанный с существованием первого централизованного феодального государства, — с 9-10 по 13 в., и, наконец, поздний — с 14 по 19 в. Скудные сведения относятся к раннему периоду, от которого почти не сохранилось сколько-нибудь значительных произведении искусства и архитектуры. Самые замечательные художественные памятники Бирмы были созданы в классический период. Поэтому рассмотрение классического периода и составляет основную часть данной главы. Большинство архитектурных памятников этого времени сконцентрировано в Нагане — столице Бирмы этого периода.

Географическое положение Бирмы, непосредственно граничащей с северо-восточной Индией и южным Китаем и находящейся на главном пути, соединяющем Индию с Юго-Восточной Азией — Камбоджей, Таиландом, Индонезией, — обусловило тесную связь с культурами этих стран, ощущаемую в искусстве Бирмы. Еще на рубеже нашей эры и позднее индийские торговцы и буддийские проповедники расселялись по бирманской территории.

Основными народностями, населявшими территорию Бирмы в первом тысячелетии нашей эры, были племена ион на юге страны (столицей их был город Татон) и на севере — племена тибето-бирманцев, приток которых с северо-запада возрос в 7-8 вв. Столицей последних до середины 8 в. был Старый Пром (Проме) на реке Иравади. Несмотря на различное этническое происхождение, обе эти народности испытали сильное влияние индийской культуры. Помимо бронзовых изделий несомненно индийского происхождения, обнаруженных при раскопках, это влияние отчетливо видно в тех памятниках искусства, которые дошли до нас в развалинах древних городов, и связано в первую очередь с преемственностью форм буддийских культовых сооружений Бирмы от буддийского зодчества Индии первых веков нашей эры.

Городище Татона, основанного в начале нашей эры, сохранило остатки окружавших некогда его кирпичных стен, простирающихся почти на 2 км в одном и на километр — в другом направлении. На территории городища можно еще найти следы сильно разрушенных ступ с трехступенчатым квадратным в плане основанием. Этот тип ступ, интересных как ранние образцы, впоследствии получил широкое распространение в бирманской архитектуре классического периода.

Сохранившиеся на городище Проме (8-9 вв.) довольно многочисленные развалины ступ представляют значительное многообразие архитектурных форм. Ступа Баубауги, цилиндрическая, на невысоком трехступенчатом круглом в плане основании, близка по форме к аналогичным памятникам первых веков нашей эры в Пенджабе или Синьцзяне. Известное своеобразие представляет Бупая — одна из древнейших ступ Пагана, создание которой, по некоторым данным, относится ко 2-3 вв. н. э. В удлиненной конической форме ее верхней части с заостренным шпилем уже проявляются типичные черты бирманской ступы.

Наряду с этим храм Лемьетна в Старом Проме, датируемый примерно 8 в., намечает характерную форму храма «классического» периода, позднее нашедшую свое наиболее совершенное выражение в храме Ананды в Нагане.

Скульптурные произведения, в незначительном числе найденные в Проме, обычно представляют сидящего Будду, по сторонам которого помещены стоящие божества или изображения ступ. Тело, лица и позы — условны и обобщенны: одежда лежит плоско, не образуя складок. 

Вскоре после разрушения Проме ионами в середине 8 в. образовалось новое Бирманское государство, центром которого стал город Паган. Вначале небольшое, оно тем не менее поддерживало тесные связи с Китаем. Китайские хроники сохранили описание бирманской столицы, относящееся примерно к 8-9 вв. Город был окружен мощной кирпичной стеной с двенадцатью воротами. Следы ее сохранились до сих пор. Упоминаются сотни буддийских монастырей, в которых были «стеклянные перегородки, украшенные серебром и золотом, киноварью и другими яркими красками; пол в этих храмах расписан и покрыт коврами. Дворцы царя украшены таким же образом. Жители поклоняются огромному изображению белого слона. Они не любят убивать и умелы в астрономических вычислениях. Почва плодородна, сахарный тростник достигает толщины человеческой ноги...».

В 11 в. Паган становится столицей сильного хорошо организованного государства. С этого времени и может быть по-настоящему прослежена последовательная история искусства Бирмы. Политическое укрепление королевства Паган сопровождалось ростом его экономического могущества. Расширяется его территория, к востоку от столицы обширная область покрывается сложной оросительной системой, часть которой используется даже до нашего времени.

Бирманская историческая традиция называет «Ашокой Бирмы» наиболее выдающегося правителя Пагана Анауратха (1044-1077). Этот Царь  так же как некогда в Индии Ашока, выступил ревностным поборником буддизма толка хинаяны (Хинаяна, или малый путь спасения, — раннее направление в буддизме. Другое направление — махаяна, или большой путь спасения,— получило распространение на севере Индии, в Китае, Тибете, Корее и Японии.), успешно используя его как идейную силу для политического подчинения и объединения разноплеменных и разнородных по культурному развитию народов, вошедших в состав впервые складывавшегося государства Бирмы.

Стремясь сделать свою столицу мировым центром правоверного буддизма, Анауратха собирает буддийские реликвии. Для хранения добытых сокровищ и для содержания буддийских священных рукописей, написанных на пали и привезенных из Татона и с Цейлона, в Пагане строятся в это время многочисленные и великолепные пагоды, ступы и библиотеки. В облике возведенных в Пагане зданий часто воссоздавались самые знаменитые и почитаемые буддийские храмы других стран, в частности Индии, подчас точно скопированные. Примером может служить храм Махабодхи, построенный в 1218 г. в подражание древнеиндийскому святилищу Бодхгая (5 в.). Сильно возросли в это время связи между Бирмой и Цейлоном. Это выразилось в создании в Пагане ряда ступ сингалезского типа. Использование зодчими Пагана в качестве основного строительного материала обожженного кирпича и стука отразилось на строительной технике, а также на всем характере архитектуры Бирмы. Так, например, очень интересным, вытекающим из строительной техники моментом в бирманской архитектуре явилось чрезвычайно широкое и разнообразное применение свода и арки как конструктивного и декоративного элемента.

В архитектуре Пагана получил свое дальнейшее развитие ставший характерным для бирманского зодчества тип квадратного в плане храма с прорезающими его массив концентрически расположенными коридорами, одним из прототипов которого был храм Лемьетна в Старом Проме. Знаменитый храм Ананды, завершенный к 1090 г., является лучшим образцом подобного здания и может быть причислен к высшим достижениям архитектуры классического периода бирмайского искусства. Храм дошел до нас в относительно хорошем состоянии и, по-видимому, не подвергался значительным позднейшим перестройкам. В нем сохранилось также и его богатое скульптурное убранство.

Храм Ананды расположен в центре просторного квадратного двора, обнесенного кирпичной стеной, с массивной богато декорированной входной аркой в каждой из сторон этой ограды. Сложенное из обожженного кирпича здание храма представляет собой массивный куб, каждая из четырех сторон которого украшена сильно выступающим порталом (почти на 20 м каждый), что придает плану здания форму ступенчатого креста (общая длина постройки свыше 90 м при высоте около 60 м). Над центральным массивом подымаются шесть убывающих кверху террас, увенчанных ребристой четырехгранной шикхарой, напоминающей североиндийские образцы, и затем — небольшой ступой с позолоченным навершием — хти. Углы нижних террас украшают небольшие ступы. На верхних размещены чередующиеся фигуры Будд и фантастических львов. Звери изображены сидящими, но полными сдержанного движения и напряженности. Оскаленная морда передана обобщенно и сильно стилизована; грива трактуется как сложный и беспокойный узор лепного орнамента, иногда превращаясь около лап в подобие крыльев или извивающихся языков огня. Такие же звери расположены вереницами над порталами храма.

Стены храма украшены ритмически чередующимися рядами пилястр, между которыми расположены оконные проемы. Снаружи и внутри здание облицовано белым стуком. Из этого же материала выполнены и украшающие его кровлю статуи и лепной орнамент, который, подобно языкам белого пламени, обегает карнизы, гребни крыш, наличники окон и порталы. Архитектура храма проникнута своеобразной динамикой и устремленностью ввысь, что характерно для зрелого зодчества Бирмы.

Внутреннее убранство храма Ананды строго, почти скупо. Два концентрических сводчатых обхода проходят сквозь толщу кубического массива храма и, пересекаясь с рядами перпендикулярных коридоров, образуют сеть узких внутренних проходов, высота которых вдвое и более превышает их ширину. Они ведут к четырем святилищам — нишам, расположенным в центральном ядре здания с четырех его сторон против соответствующих им портиков. Святилища отделены от обходных коридоров деревянными порталами и решетками, являющимися интересным образцом старой бирманской резьбы по дереву. Главное место занимают находящиеся в нишах четыре грандиозные статуи Будды.

Одна из этих десятиметровых скульптур бронзовая, три прочие — деревянные, вырезанные из ценных ароматических пород (Лишь две статуи (обе деревянные), с южной и северной стороны, относятся ко времени создания храма. Другие две позднее были заменены.). Это выдающиеся монументальные памятники бирманской деревянной скульптуры. Все четыре изваяния изображают Будду стоящим строго фронтально, его руки сложены в символических жестах, плащ ниспадает схематично трактованными складками и, расширяясь книзу, придает всей фигуре ту форму очень узкого равнобедренного треугольника, которая в дальнейшем становится характерной для бирманского, таиландского и лаосского типа стоящего Будды. Трактовка лица, тела, стилизованных складок одежд отражает господство развитого и сложного художественного канона. Скульптуры храма Ананды и другие современные ему памятники в Пагане представляют стилистически зрелое искусство, в котором буддийская религиозная иконография подчинена самостоятельному, выработанному на бирманской почве художественному мировоззрению. В рамках иконографического канона в образах Будды в известной мере отражен физический тип бирманца, сухощавого и стройного, с небольшой изящной головой.

Большая доля впечатляющего эффекта, который производят эти статуи Будды, принадлежит их композиционному значению в общем ансамбле храма, той синтетичности, которая отличает лучшие образцы монументальных культовых сооружений средневековой Индии и Юго-Восточной Азии; архитектура и все ее скульптурное и живописное оформление служат одной цели — цели наибольшего эмоционального воздействия на массы верующих. Вся конструкция и планировка храма этого типа, с его давящей массой, объединяет и организовывает пространство, направляя движение и внимание паломников к хранящейся в недрах его святыне. Гигантская статуя святилища возникает перед посетителем храма из мрака ниши, значительно превосходящей высотой остальные помещения. Строгое, почти лишенное украшений внутреннее убранство святилища подчеркивает великолепие десятиметрового позолоченного изваяния (Все четыре главные статуи покрыты позолотой, причем на деревянных она нанесена поверх толстой алебастровой грунтовки — технический прием, сохраняющийся до наших дней в деревянной пластике Бирмы и Таиланда.). Впечатление усиливается своеобразным эффектом, заключающимся в том, что над нишей против головы статуи расположено незримое для находящихся в храме окно, свет которого выхватывает из полумрака ниши голову статуи, так что она представляется окруженной сиянием.

Обходные коридоры, так же как и наружные стены храма, облицованы белым стуком, но почти лишены богатой орнаментации, украшающей наружные части здания. Лишь в небольших нишах на стенах внешнего и внутреннего обходов укреплены рельефы из камня и покрытого раскрашенным или позолоченным алебастром дерева. Эти рельефы, изображающие сцены из буддийской мифологии, подчас значительно живее и свободнее, чем алтарные статуи храма. В галереях или коридорах, предназначенных для ритуального обхода, располагаются последовательно изображения важнейших моментов жизни Будды Сакямуни, начиная от пророческого сна его матери и чудесного рождения до превращения его в Будду, его чудес и подвигов и, наконец, нирваны.

В этих рельефах, как и в скульптуре 10-13 вв. вообще, сказывается некоторое влияние искусства северо-западной Индии, где находился последний крупный буддийский центр Индии (Наланда). Однако бирманский рельеф отличается своей большей живостью и непосредственностью. Для бирманского рельефа характерно выделение отдельных эпизодов в самостоятельную композицию, что отличает его, например, от кхмерского, где непрерывность повествования воплощена в протяженных многофигурных изображениях (Ангкор Ват). Особый интерес представляют керамические покрытые бирюзовой глазурью плитки, украшающие внешние стены двух нижних террас храма Ананды. {Эти плитки размером 33 X 29 см в облицовке цокольного этажа и 16 X 15 см — в облицовке второго уступа размещены в сотнях неглубоких, идущих почти сплошным рядом прямоугольных нишек. Изображения на них даны в довольно высоком рельефе. Сюжетно они связаны с джатаками, легендами о прошлых перерождениях Будды, но в них еще в большей мере, чем в описанных выше рельефах внутренних обходов храма, сказывается тенденция к свободному повествованию. Каждая плитка представляет законченный рассказ или притчу. Композиции просты, схематичны и оставляют впечатление некоторой примитивности или. вернее, наивности, так же как трактовка самих изображений.

Фигуры людей и животных приземисты, бедны деталями, моделированы обобщенно. Кроны деревьев переданы условно, в виде круга или овала, на поверхности которых моделированы различной формы листья, позволяющие иногда даже определить, какую породу дерева имел в виду художник. При всей этой условности иногда поражает живость схваченного движения или передачи эмоций. Порой на одной и той же плитке изображается несколько важнейших моментов рассказанного в джатаке происшествия — обезьяна срывает плоды на дереве, а рядом под тем же деревом та же обезьяна представлена спящей. Надписи в нижней части каждой плитки, выполненные старобирманским письмом, чаще всего на языке пали, объясняют недосказанное художником.

Лучшие образцы скульптуры 10-13 вв. характеризуются высоким мастерством исполнения, законченностью и изяществом своего композиционного решения. Таковы знаменитые рельефы храма Ананды: в них достигнуто совершенное декоративное единство фигур, организующих композицию тонкими, почти музыкальными ритмическими повторами своих поз, едва варьирующих сходные положения рук и торса. Верхняя часть рельефа завершена полукружием сплетенных слегка стилизованных ветвей деревьев или архитектурным мотивом, удачно замыкающим всю композицию.

В зодчестве Пагана храмы типа Ананды представлены еще многими великолепными памятниками, среди которых наиболее интересны храм Дхимаянд (1160) и храм Тхатбинью (1144) — самый высокий из храмов Нагана.

В храмах Паяни-пая (1167) и Кабуюк-та-пая сохранились росписи, повторяющие сюжеты скульптурных украшений коридоров и майоличных плиток внешнего убранства храма Ананды. По иконографическим типам и манере письма они очень близки к бенгальской и непальской живописи. Как и в скульптуре, занимающие центральное место в помещении или композиции стены изображения представляют обычно Будду или наиболее значительные божества буддийского пантеона, которые показаны в полном соответствии с требованиями детально разработанных канонических схем. Согласно последним, эти изображения условны и статичны. Фигура дается обычно строго фронтально, лицо и тело абсолютно симметричны, одежда облегает тело без складок, все окружающие фигуру предметы носят характер не реальной обстановки, в которой происходит действие, а декоративного заполнения пространства вокруг этой фигуры.

Заполняющие второстепенные части композиций сцены из легенд или «житий» в живописи, так же как и в скульптуре, значительно свободнее и живее. Маленькие картинки, заключенные в квадратные рамки, покрывающие свод коридора в Кабуюк-та-пая, оживлены интересными бытовыми подробностями. Очень живы и подчас полны реализма встречающиеся здесь изображения животных и растений, выполненные с большой наблюдательностью и любовью к природе.

Ступа в зодчестве Пагана окончательно приобретает все основные черты, характеризующие бирманский тип этого буддийского памятника. Подножие обычно высокое, около трети высоты всего здания, ступенчатое, в основе плана имеющее квадрат. Над ним — колоколообразный резко суживающийся кверху анда и шпилеобразное навершие хти, также занимающее около трети общей высоты.

Классическим образцом этого типа является воздвигнутая незадолго до разрушения монголами Пагана ступа Мингалазеди (1274).

Грандиозная постройка имеет крестообразное ступенчатое основание с четырьмя лестницами, переходящее в восьмигранник, который поддерживает колоколообразный массив, увенчанный коническим хти. Небольшие декоративные ступы фланкируют углы террасы. Стены террас покрыты маленькими квадратными нишами, отчасти еще сохранившими зеленовато-серые поливные плиты с рельефными сцепами из джатак, очень близкие как по сюжетам, так и по манере исполнения к тем, что украшают внешние стены храма Ананды.

Кроме храмовых сооружений и ступ в архитектуре Пагана были постройки культового назначения, связанные с традициями и формами исконного гражданского зодчества страны. Для всей этой категории архитектурных памятников характерно наличие значительного внутреннего пространства, обусловленное в большей или меньшей степени присущим этим зданиям практическим назначением — служить хранилищем, укрытием или жильем. Прежде всего в ряду этих сооружений следует упомянуть библиотеки — тейк, предназначенные для хранения священных книг и рукописей, собрания которых в Бирме как в древности, так и в настоящее время очень богаты.

Тейк — это квадратное и плане здание с центральным залом, окруженным несколькими рядами понижающихся к периферии коридоров, полуциркульные своды которых придают покрытию всего здания профиль ступенчатой пирамиды, увенчанной в центре небольшой ступой обычно вытянутой вверх формы. Питакат-тейк в Пагане, построенный, согласно преданию, Анауратхой в 1057 г., является одним из самых ранних и лучших образцов таких книгохранилищ.

Архитектура тейка передает в камне обычную не только для Бирмы, но и для других стран восточноазиатских тропиков форму дома из дерева или бамбука, обнесенного рядами понижающихся галерей, которые, защищая жилище от солнца, придают ему специфический ступенчатый силуэт. По-видимому, к форме бытовых построек восходит также архитектура «залов посвящения» — теин, имеющих план вытянутого прямоугольника с рядами понижающихся наружных галерей.

В послемонгольский, поздний период история Бирмы в течение нескольких столетий протекала в длительной междоусобной борьбе между различными народностями и феодальными княжествами. Столицами этих княжеств попеременно становились Ава, Пегу, Новый Проме, пока наконец в 1760 г. борьба не закончилась объединением государства под властью царя Аулатпая, основавшего новую династию. В 1857 г. столицей стал Мандалай.

Для бирманского искусства послемонгольского периода характерны усиление народных, национальных элементов, сказавшихся в развитии народного прикладного искусства (резьба по дереву, резьба и живопись по лаку и т. п.), и применение его для убранства всех видов архитектурных сооружений. В этот период продолжают строиться также буддийские храмы, особенно ступы, не представляющие в отношении развития или конструкции ничего принципиально нового по сравнению с зодчеством паганского периода, но отличающиеся нередко, особенно в 18 в., огромными размерами. Эти ступы зачастую сооружались над старыми, как бы включая их в себя или нарастая вокруг них. Таковы почти все существующие поныне грандиозные ступы Мандалая и Рангуна. Среди них знаменит своими размерами и необыкновенным богатством декоративного убранства Шве-да-гон в Рангуне. В настоящем своем виде это одно из самых высоких и грандиозных архитектурных сооружений Азии (высота 107 м). Оно занимает площадь 70000 кв. м. Четыре ориентированные по странам света лестницы ведут к ограде. Наиболее великолепная из них, южная, украшена гигантскими (18 м в высоту) фигурами крылатых львов. Ряд ворот, обрамленных изображениями сплетающихся многоглавых змей, и галерей из покрытого лаком и резьбой дерева ведут к основанию пагоды, имеющей 500 м в обхвате. Сложно профилированный восьмигранный базис поддерживает колоколообразный массив, покрытый позолотой и увенчанный драгоценным навершием — хти. Здесь, так же как и во всей архитектуре 16-18 вв., большое значение имеет ее красочное оформление. Как правило, наружные и внутренние части многочисленных деревянных построек («залов посвящения», монастырей, дворцов и т. д.) богато украшены резьбой и скульптурой, ярко раскрашены и позолочены.

Для средневековой художественной культуры Бирмы характерно активное взаимодействие с искусством соседних стран. Однако, испытав влияние Индии и Китая, архитектура и искусство Бирмы выработали совершенно своеобразные черты и, воплотив эстетические воззрения народа, заняли свое определенное место в истории художественной культуры Юго-Восточной Азии.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер