Введение в искусство Средних веков

Глава «Введение к искусству средневековья». Всеобщая история искусств. Том II. Искусство Средних веков. Книга I. Европа. Авторы: Ю.Д. Колпинский и Б.В. Веймарн; под общей редакцией Ю.Д. Колпинского (Москва, Государственное издательство «Искусство», 1960)


Вместе с переходом человеческого общества к феодальному способу производства начался новый этап исторического развития мирового искусства. Многие народы, не знавшие развитых рабовладельческих отношений, переживали в эпоху феодализма первый расцвет своей художественной культуры. Феодальный период был временем значительных эстетических завоеваний и для ряда стран бывшего рабовладельческого мира. В эпоху феодализма в культуре и в искусстве различных народов впервые появились элементы национального своеобразия, впоследствии послужившие основой для формирования самобытных национальных художественных школ.

Средневековым искусством называют искусство поры раннего и зрелого феодализма в странах Западной и Центральной Европы (до 14 столетия), византийское и древнерусское искусство (до 17 столетия). В отношении стран Востока, где средневековый тип искусства существовал значительно дольше, это определение обычно применяется к искусству всей феодальной эпохи, включая и период позднего феодализма.

При оценке исторической роли искусства средневековья важнейшее значение имеет вопрос об эстетической ценности того неповторимого вклада, который внесло искусство народов этой эпохи в развитие мировой художественной культуры. В тесной связи с данной проблемой находится вопрос, в какой мере искусство средневековья представляло дальнейший подъем или частичный упадок по сравнению с завоеваниями классического античного искусства.

Ответ на эти вопросы представляет известную трудность, поскольку неравномерность, сложность и противоречивость художественного прогресса, характерные вообще для классового, эксплуататорского общества, сказались в эпоху феодализма гораздо острее, чем в эпоху рабовладения.

Оставляя пока в стороне основные типичные особенности средневекового искусства, к рассмотрению которых мы обратимся ниже, укажем на некоторые существенные отличия искусства средневековья от художественной культуры предшествовавшего времени. По сравнению с древностью возросло число народов, участвовавших в создании художественной культуры, само искусство стало многообразнее и сложнее, шире стали художественные связи между народами. Но еще важнее было то, то в средние века в различных частях мира по мере укрепления и развития феодальных общественных отношений независимо друг от друга образовались мощные очаги культуры и искусства. В эпоху рабовладения высшей для своего времени ступени развития реализма и гуманизма в искусстве достигли народы античного Средиземноморья. В средние века творцами искусства, весьма различного по своим особенностям, но одинаково ценного эстетически, были народы Китая и Индии, Византии и Древней Руси, Средней Азии и Ирана, Западной Европы и многие другие.

Если в античную эпоху искусство, как правило, не обращалось к рабам — основному эксплуатируемому классу, то в средние века оно превратилось в одно из средств воздействия на сознание эксплуатируемых масс. В искусстве Средневековья воплощены многие качества и стороны нравственного мира человека, которых не замечали художники античности. Образный строй и язык искусства стали более сложными, развитыми, эмоционально насыщенными. Поэтому совершенно очевидно, что искусство феодального общества сыграло большую прогрессивную роль в художественном развитии человечества.

Однако наряду с ростом многообразия искусства в эпоху средневековья и появлением новых качественных особенностей сразу заметны и некоторые важные черты его исторической ограниченности. Если в Древней Греции и Древнем Риме все виды искусства развивались относительно равномерно, то в период средневековья особенное значение получила архитектура, синтезировавшая и в значительной мере подчинявшая себе остальные пространственные искусства. Если для древних греков и римлян внутренний мир и телесный облик человека были лишь различными сторонами человеческой сущности, то в сознании людей средневековья душа и тело чаще всего воспринимались как два противоположных начала. Поэтому, в отличие от художников античности, мастерам средневекового искусства осталась неведомой красота реального человеческого тела: они обычно жертвовали правдивой передачей телесного облика человека во имя повышенной одухотворенности образа. Наконец, и это самое главное, если искусство античности было реалистическим по самой своей основе, то в искусстве большинства народов средневековья жизненное содержание, реалистическая основа, как правило, выражалась в рамках и в формах условной, аллегорической художественной системы.

Чтобы яснее представить себе основные противоречия искусства средневековья, основные тенденции его развития, следует хотя бы кратко напомнить о характерных особенностях, свойственных феодальной общественной формации. Феодализм представляет следующую после рабовладения и более высокую ступень в истории человеческого общества. В основе производственных отношений феодальной эпохи лежала собственность феодала на землю и, в отличие от рабовладения, неполная собственность на основного работника производства — крестьянина. Крепостная зависимость крестьянина от феодала-землевладельца по тяжести немногим отличалась от рабства. Однако феодальный строй нес в себе некоторые важные возможности развития производительных сил, дальнейшего прогресса экономики и культуры. Наряду с собственностью феодалов существовала личная собственность крестьян и ремесленников, в частности на орудия труда, которыми они работали не только на феодала, но известную часть времени и на себя. Естественно поэтому, что крепостной крестьянин и ремесленник несравненно более, чем раб, были заинтересованы в техническом прогрессе, в росте производительности труда.

Вместе с тем благодаря наличию хотя и ограниченных форм личной собственности не только у класса феодалов создавалась возможность образования в недрах феодального общества буржуазной собственности, буржуазных форм накопления капитала. «Крепостное общество всегда было более сложным, чем общество рабовладельческое. В нем был большой элемент развития торговли, промышленности, что вело еще в то время к капитализму». (В.И. Ленин. Соч.,т.29,стр.444.)

Большой сложностью и противоречивостью отличались политическая структура феодального общества и его культура. Феодал не только владел своим поместьем, но и управлял им как государь. Отсюда возникла сложная иерархия внутри господствовавшего класса и неизбежная борьба сепаратистски настроенных феодалов против королевской власти, хотя последняя была вызвана к жизни интересами тех же феодалов для защиты от внешних и особенно от внутренних классовых врагов. Огромное значение — конечно, различное в отдельных частях феодального мира — приобрела в эпоху средневековья церковь. Она не только распространяла и укрепляла религиозную идеологию, но и была могучей экономической и политической силой. Шла непрерывная борьба между церковными и светскими феодалами, в которой нередко побеждали первые, объединяя в своих руках, как, например, папа римский или багдадский халиф, всю полноту духовной и светской власти. Глубокую характеристику роли религии в средние века дал Ф. Энгельс. «Мировоззрение средних веков,— пишет он,— было по преимуществу теологическим. Европейский мир, фактически лишенный внутреннего единства, был объединен христианством против общего внешнего врага — сарацин. Единство западноевропейского мира, представлявшего группу народов, развитие которых совершалось в постоянном взаимодействии, это единство было осуществлено католицизмом. Это теологическое объединение было не только идеальным. Оно в действительности существовало не только в лице папы, своего монархического центра, но прежде всего в организованной на феодальных и иерархических началах церкви, которая в каждой стране владела приблизительно третьей частью всей земли и составляла поэтому крупную силу в феодальной организации. Церковь с ее феодальным землевладением служила реальной связью между различными странами; феодальная организация церкви освящала религией светский феодальный государственный строй. Духовенство к тому же было единственным образованным классом. Отсюда само собой вытекало, что церковная догма была исходным моментом и основой всякого мышления. Юриспруденция, естествознание, философия — все содержание этих наук приводилось в соответствие с учением церкви» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. I, стр. 295.) .

Эта характеристика в своих существенных чертах может быть отнесена и к средневековым странам Азии и Африки. Религиозная догматика, словно туман обволакивая сознание средневекового человека, наложила тяжелую печать на философию, мораль, нравственность, на литературу и искусство. Господство религиозной идеологии было закономерным и неизбежным следствием феодальных отношений. Великие религии средневековья — христианство, буддизм и ислам — были призваны освещать и укреплять феодальный строй.

Однако, как уже отмечалось, средневековая культура была исторически закономерным и во многом прогрессивным этапом в развитии человечества. В недрах средневековой схоластики, в спорах номиналистов и реалистов в Европе, в науке народов Ближнего и Среднего Востока, в борьбе философских и религиозных течений Китая и Индии раскрывались новые важные стороны восприятия человеком мира, углублялось, хотя часто в фантастической, превратной форме, познание закономерностей развития природы и общественной жизни. Положительный вклад средневековья в историю культуры человечества объективно велик. Он сказался отчасти в философии, содержавшей, несмотря на господство идеализма и схоластики, ценные материалистические и диалектические тенденции; он проявился в области научных знаний, но, пожалуй, особенно значительны и ярки достижения средневековой литературы и искусства, оставивших человечеству большие художественные ценности.

Хронологические рамки феодального периода в истории различных народов весьма неодинаковы. Еще большим разнообразием отличаются конкретные формы феодализма в отдельных странах. В одних феодализм и его культура возникли на развалинах старого, разложившегося рабовладельческого строя. В этих случаях при всем различии древней и средневековой культуры сохранялась преемственность в государственно-правовой, философской, художественной областях. Так, например, обстояло дело в Византии, в Китае, в Индии. В других случаях исторически неизбежная гибель рабовладельческого строя ускорялась, а дальнейшее развитие усложнялось нашествием варварских племен. Так произошло крушение Западной Римской империи. В дальнейшем на ее территории сложился ряд совершенно новых феодальных образований, где местные этнические элементы смешались с «пришлыми». Наконец были народы, которые переходили к феодализму непосредственно от первобытно-общинного строя. Таков, в частности, был путь развития восточных славян. Следовательно, картина социальной и культурной эволюции средневекового общества достаточно сложна. Несмотря на это, все-таки возможно выделить некоторые основные этапы в его развитии.

Переход от рабовладения к собственно феодализму для большинства народов начинается в 4—5 вв. нашей эры и длится, в зависимости от конкретных условий, до 7—10 вв. Это период раннего феодализма. Далее следует период утверждения и развития феодализма в его зрелых формах, охватывающий время от 8—10 до 14—15 вв. Наконец, история феодализма завершается третьим большим периодом — позднего феодализма, когда в большинстве стран происходил кризис и разложение феодального строя, возникали первые буржуазные революции и зарождались новые, капиталистические отношения. Если в Западной Европе этот период начался с 15 (в Италии даже с конца 13 в.) и завершился в течение 17—18 вв., то в ряде стран Азии он начался позже и затянулся вплоть до 20 столетия.

При всем многообразии экономической, политической и культурной истории феодальных обществ, развивавшихся на территории Европы, Азии и отчасти Африки, основной пружиной их развития была классовая борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Могучее революционное антифеодальное движение угнетенных масс, часто облекавших свои требования в форму религиозной ереси, постепенно расшатывало феодальный строй и вело к уничтожению крепостничества. Рано или поздно происходила социальная революция, которая полностью или хотя бы частично ликвидировала исторически изжившую себя феодальную систему производственных и общественных отношений и давала новое содержание развитию культуры и искусства.

* * *

При всей сложности и многообразии средневекового искусства нельзя не видеть, что большинство развивавшихся в эту эпоху школ и направлений, несмотря на отсутствие единой стилистической системы, связано коренной общностью в решении принципиальных вопросов, определяющих содержание и характер развития искусства в этот большой исторический период. В чем же заключается эта общность? Каковы те качества и свойства, которые присущи средневековому искусству во всех или в большинстве его проявлений? Каковы его особенности, позволяющие рассматривать искусство средневековья как искусство особого типа, как особую ступень в мировом художественном развитии?

Как правило, при определении типичных черт средневекового искусства в первую очередь ссылаются на его религиозный характер, причем исследователи, стоящие на прогрессивных позициях, справедливо видят в этом проявление ограниченности искусства средневековья.

Однако было бы принципиально неверно сводить содержание средневекового искусства к его религиозности. Хотя в каждую эпоху классового общества религия и искусство порождаются одним и тем же экономическим базисом, но их общественная природа и их задачи различны. Религия — явление исторически преходящее, основанное на ложном, извращенном отражении в сознании людей сил природы и общественной деятельности своего времени. Как превратная форма объяснения мира, она обречена на исчезновение вместе с гибелью классово-эксплуататорского общества. Искусство же, являясь особой формой общественной идеологии, основано на существенно иных, всегда присущих человеку эстетических потребностях его общественного сознания. На всем протяжении многовекового сложного и противоречивого развития искусство несет в своем содержании жизненную правду, выражает реальную сущность эстетического отношения людей к окружающему миру.

Тем не менее именно в эпоху средневековья воздействие религии на искусство было огромно. Господствовавшая форма средневековой идеологии — религия — накладывала свою печать на все области духовной жизни общества, и область искусства не представляла в этом смысле никакого исключения. В древнем мире также имела место тесная связь искусства и религии, но влияние религии на искусство в древности и в средние века было принципиально различным, поскольку различен характер религии в рабовладельческую и феодальную эпохи. В древности, особенно в странах античного мира, религия при всей ее фантастичности и ложности была еще непосредственно связана с народными мифами и сказаниями. Собственно догматический момент, свойственный всякой религиозной системе, был там относительно менее развит. Специфические мифологические формы, в которых развивалось общественное сознание древности, не препятствовали, а иногда даже благоприятствовали расцвету искусства. Религии феодального общества по сравнению с древностью гораздо более последовательно и активно служили идеологической опорой и оправданием господства эксплуататоров, средством одурманивания народных масс и воспитания их «в страхе божьем». Для мировых религий средневековья — буддизма, христианства и ислама — были характерны развитые системы догм, стремление к исключительности и авторитарности. Догматы средневековой религии, более или менее последовательный спиритуализм, презрение к земному и черты аскетизма отрицательно влияли на развитие искусства, препятствовали, за отдельными исключениями, свободному раскрытию его реалистической и гуманистической сущности, особенно в области собственно изобразительных искусств — живописи и скульптуры.

Конечно, вопрос о взаимодействии искусства и религии в эпоху средневековья очень сложен. С одной стороны, сами идеологические системы средневековья, хотя и в превратной религиозной форме, несли по сравнению с прошлым некоторое новое, положительное содержание, пусть косвенно, но все же отражали новые явления жизни, более сложный мир человеческих чувствований и переживаний. Некоторые христианские религиозно-этические нормы, например утверждение святости и красоты материнства, были непосредственно связаны с завоеванием новых этических и эстетических ценностей. Таким образом, религии средневековья принесли в искусство не только одни отрицательные моменты.

С другой стороны, и это очень важно, реалистическую основу художественного сознания в эпоху средневековья искажало не только непосредственное влияние религии. Уродливые стороны феодальной действительности, глубокие социальные противоречия, вызывавшие ожесточенную классовую борьбу, превратное представление господствовавших классов и народа о движущих силах истории порождали в эстетическом сознании эпохи независимо от влияния религии, но в созвучии с ее идеями определенные ограничения и искажения, по существу, противоречащие реалистической природе искусства.

Вместе с тем именно потому, что в эпоху феодализма религия была всеобъемлющей идеологической формой, в рамках религиозного мировоззрения, в свою очередь, неизбежно возникали идеи, отнюдь не вытекавшие из основных принципов господствовавшей идеологии, а порой и открыто противоречившие им. Наиболее ярким проявлением такого рода идей были ереси — социально окрашенный протест против господствовавшей религии и даже господствовавшего строя в целом, выраженный в религиозной форме.

Основное противоречие средневековой идеологии сказывалось с достаточной очевидностью и в художественной области. Поскольку изобразительное искусство по самой своей природе неотделимо от наглядного отражения действительности, от непосредственного ее наблюдения, то и в эпоху средневековья (вопреки религиозной догме, часто требовавшей полного отрешения от всего земного) оно всегда в известной мере сохраняло свою непосредственную связь с миром реальных человеческих представлений и переживаний. Это обращение средневековых художников к миру действительности заключалось не только в изображении непосредственно видимого. Средневековые художники зачастую стремились к яркому художественному воплощению тех идей и настроений, которые владели умами и чувствами их современников; они искали адекватных средств выражения этих идей и настроений в отвлеченной музыкальности своих художественных созданий. В искусстве средневековья, хотя часто в косвенном, «зашифрованном» виде, воплотились и реальные противоречия тогдашней жизни, и поиски гармонии, мечты людей о разумном устройстве мира. Художники средних веков передавали в своих произведениях страстность реальных духовных переживаний человека (что, в частности, выразилось в драматическом характере художественных образов) и моральные идеалы, продиктованные не только духом церковных заповедей, но и всей жизненной практикой эпохи. Таким образом, даже в собственно религиозном искусстве содержание не ограничивалось областью религиозных идей.

Следует, наконец, помнить, что в эпоху средневековья наряду с церковным искусством существовала более или менее развитая , светская художественная культура: гражданская архитектура, разнообразные виды прикладного искусства, миниатюра в книгах светского содержания, народный былинный эпос, любовная лирика и другие. Удельный вес церковного искусства в разных областях феодального мира был неодинаков. В некоторых странах очень важные в историко-художественном отношении явления, по существу, были свободны от связи с миром религиозных догм. Это относится, например, к средневековой китайской пейзажной живописи, к миниатюре Ближнего и Среднего Востока, ко многим отраслям прикладного искусства и зодчества.

Итак, мы попытались сформулировать две особенности искусства средневековья. Одной из них являлась глубокая и очень сложная взаимосвязь искусства и религии. Другая состояла в том, что искусство в рамках религиозной идеологии, не вступая с ней в открытое противоречие, воплощало круг идей, порожденных жизненной практикой широких слоев народа, его этическими и эстетическими представлениями.

Как же в самом искусстве отражались основные общественные противоречия эпохи? Как они определяли его место и роль в общественной жизни, особенности его эстетического содержания и художественного языка?

По сравнению с искусством древнего мира для искусства средневековья характерно иное понимание народности и иные формы эстетического отражения противоречий между эксплуататорами и эксплуатируемыми. В рабовладельческом обществе поры его расцвета раб, с точки зрения свободный людей, был лишь одушевленной собственностью господина. В противоположность античному феодальное общество формально признало эксплуатируемого своим членом, частью государства. Тем самым его роль, его место в общественной жизни требовали объяснения. Принуждение следовало подкреплять убеждением. И религия и искусство в эпоху средневековья обращались ко всему обществу, к народным массам, к классу эксплуатируемых. Искусство господствовавших классов воздействовало на народные массы. Поэтому в искусстве средневековья были сильны идеи оправдания основ феодального строя, освящения сложившейся иерархии сословий. Вместе с тем, в отличие от эпохи рабовладения, непосредственные творцы художественных ценностей — средневековые ремесленники — были представителями основной эксплуатируемой массы народа. Отсюда та непосредственная народность, которая пронизывает всю художественную культуру средневековья. Господствовавшие классы экспроприировали не только материальные ценности, производимые народом, но и плоды его художественного труда, его творческой фантазии. Широкое обращение господствовавших классов к сокровищнице народного творчества было возможно еще и потому, что сами угнетенные народные массы не были свободны от иллюзий и предрассудков.

Существенной стороной средневекового искусства было эстетическое выражение социального неравенства, страданий и тягот простых людей. По сравнению с античным искусство средневековья обрело драматическую сложность, но в значительной мере утратило ясную гармонию и земной оптимизм. Если религия, освящая страдания народа, объявляла их роковой неизбежностью, уделом земного бытия, то в искусстве эта же проблема решалась более непосредственно, человечнее. Особенно ярко тема моральной красоты человека, страдающего от тягот жизни и борющегося, получила воплощение в искусстве европейского средневековья. Естественно, что при этом использовались сюжеты религиозных легенд, но они наполнялись глубоким человеческим содержанием. Образы распятого подвижника, людей, оплакивающих смерть любимого друга и учителя, образ печальной и нежной материнской любви, так тонко выраженной во «Владимирской Богоматери», далеко выходят за пределы наглядной иллюстрации того или иного церковного сказания или догмата.

Искусство средневековья приподымает завесу над сложным, значительным и глубоким внутренним миром человека. Специфической особенностью средневековой художественной культуры оказалось умение видеть и воплощать духовную красоту человека не только в телесно прекрасном образе. Противоречие между убожеством тела и силой нравственного облика человека, своеобразное искупление одного другим представляло особую эстетическую ценность для сознания людей средневековья. Искусство средневековья касалось и основных конфликтов действительности, но обычно не критиковало господствовавших условий, ограничиваясь призывом преодолеть страдания и гнет посредством моральной победы, а не путем революционного устранения этого гнета. Искусство средневековья наряду с сочувственным изображением нравственного подвига человека провозглашало и некий гармоничный идеал, которого якобы можно достичь, духовно возвысившись над обыденной жизнью. Поэтому в средневековом искусстве наряду с образами подвижников существуют и образы-нормы типа просветленно-спокойных никейских ангелов или рублевской «Троицы». Несмотря на свою утопичность, эти образы несли самое высокое для эпохи средневековья художественное представление об этическом достоинстве человека.

Для средневекового миропонимания характерно было и стремление постичь общие закономерности, лежащие в основе мироздания, увидеть внутреннюю гармонию за пестротой и противоречивостью реального бытия.

Результатом этого явились не только отмеченная выше нормативность и отвлеченная гармоничность отдельных художественных образов, но и постоянное тяготение искусства средних веков к сложным темам, к огромным синтетическим ансамблям, иными словами, к тому, чтобы охватить и осмыслить всю многогранную картину мира. В циклах статуй, рельефов, фресок, мозаик, икон, украшающих европейские храмы, фантастически воплощается вся «история» человечества. На глазах у зрителя сменяют друг друга ее легендарные вехи: сотворение первых людей, их грехопадение, всемирный потоп, история Христа, конец мира, Страшный суд. Далее следуют нравоучительные события из житий святых и аллегорические фигуры — символы грехов и добродетелей. Сплошь и рядом в изображения «священных» событий органично вплетаются мотивы обыденной жизни и повседневного труда. По грандиозности художественной картины мира не уступают европейским храмам огромные циклы скульптурных произведений пещерных и наземных храмов Индии, Камбоджи, Индонезии. Однако здесь иное содержание, иной язык художественных форм, свой особенный строй художественных образов. Древняя мифология и рано сложившиеся религиозно-философские системы служили почвой для повышенно чувственного, проникнутого большой внутренней силой и мощным стихийным движением средневекового индийского искусства. Глубоким философским содержанием, выражающим взгляд на мир в его цельности, проникнуто средневековое искусство Китая. Это сказывается в архитектурных ансамблях, в скульптуре и в длинных повествовательных свитках, рассказывающих о множестве одновременно или последовательно происходивших событий. Но с особенной художественной силой представление средневекового человека Китая о мире выражено в классической пейзажной живописи. Средневековый китайский пейзаж для своего времени был наиболее правдивой формой художественного отражения мира и воплощал философские идеи, которые позволяли через одухотворенный образ природы раскрывать большие человеческие чувства.

Представление, средневекового человека о мире и его закономерностях воплощено и в искусстве народов Ближнего и Среднего Востока, украшавших грандиозные архитектурные постройки и предметы быта симфонией многоцветных узоров. Сложное и подчас прихотливое движение орнамента подчинено ясной логике. В многообразии декоративного узора торжествует порядок, косвенно отражено богатство ритмов, пронизывающих реальное бытие мира. Глубоко поэтичный красочно-праздничный образ мира, подобного сказочному цветущему саду, создали художники Востока в миниатюрах, серии которых служили иллюстрациями к эпическим и лирическим произведениям литературы.

Однако, как ни значительны завоевания средневекового искусства в области эстетического познания мира, нельзя не видеть и его ограниченность по сравнению в первую очередь с реалистическим искусством античности. При всем правдоподобии отдельных деталей и поэтической убедительности выраженных чувств искусство средневековья в целом условно. Основные жизненные представления обычно выражены средневековым художником при помощи символов и аллегорий, а не путем непосредственного показа действительных, типических, реальных событий. Психологически правдивое изображение ситуации принесено в жертву музыкально-ритмическому взаимодействию фигур и цветовых пятен, а жизненно-реалистическая убедительность отдельных деталей — общему декоративному строю.

В средневековом искусстве поражает мастерство и богатство декоративной фантазии. Она составляет славу его прикладных искусств и немало способствует выразительности архитектурного декора, характерного для замечательного зодчества того времени. Но в области собственно изобразительного искусства это свойство средневекового мышления усиливает черты условности, которые составляют его специфическую особенность.

Конечно, искусство всегда содержит известный момент условности. Таковы, во-первых, те черты условности, которые неразрывно связаны с особенностями художественного языка данного вида реалистического искусства: например, отвлеченность круглой скульптуры от изображения окружающей среды. Во-вторых, в реалистическом искусстве имеют место моменты условности, вызванные решением некоторых специфических задач, как, например, достижения связи скульптурного образа с его архитектурным окружением, усиления впечатления монументальной мощи образа и т. д. Такова исокефалия древнегреческих рельефов или равномерное усиление массивности пропорций Дорифора. Обращаясь к русскому реалистическому искусству 19 в., можно сослаться на повышенную по сравнению с натурой звучность колорита «Боярыни Морозовой» Сурикова. Однако условность этого рода есть важный момент, присущий реалистическому изобразительному языку. Применение этих частных моментов условности имеет своим результатом усиление того впечатления непосредственной жизненности, которое производит в целом картина или статуя на зрителя.

Условность средневекового искусства есть условность другого рода. Это условность самой художественной системы. Она вступает в противоречие с задачей жизненного и правдивого изображения, она ограничивает возможности этого изображения, придает характер условности произведению в целом.

Известно, что критерий реализма в изобразительном искусстве не сводится только к критерию наглядного и, в соответствии с объективной природой вещей; правдивого изображения их зримого облика. Однако реализм в изобразительном искусстве невозможен без объективного соответствия зрительного образа зримым формам окружающего мира, жизненная правдивость и убедительность формы есть непременное, хотя и не единственное условие всякого последовательного реалистического метода. Таково искусство Древней Греции, Возрождения, искусство художников-реалистов 17 — 19 вв. В средние века дело обстояло по-иному: часто условны пропорции человеческого тела в скульптурах; выразительность их ритма и силуэта покупается ценой отказа от правдивой передачи весомости объемов и реальной материальности формы. Условны перспектива в средневековом китайском пейзаже и плоскостное изображение людей и природы в древнерусской иконописи и миниатюре Ближнего и Среднего Востока. Все эти приемы — не частности, а последовательное применение свойственного средневековому мышлению принципа условного и символического понимания художественного целого. И хотя Этот принцип был отброшен человечеством в его дальнейшем прогрессивном художественном развитии, без него не был бы достигнут тот своеобразный декоративно-орнаментальный и вместе с тем исключительно одухотворенный и поэтичный образный строй, который характерен для больших синтетических, часто многосюжетных композиций средневековья.

Особенности «языка» средневекового искусства были исторически закономерны и неизбежны. В одном произведении или даже в группе композиций, объединенных общей идеей, нельзя было достичь универсального охвата мира, не прибегая к символической и условной форме. Таким образом, уже сама постановка вопроса предопределяла известную иллюзорность его решения. К тому же люди феодальной эпохи были далеки от постижения закономерных связей между явлениями общественной жизни. Основные жизненные отношения в сознании людей средневековья выступали в фантастически преображенном виде. Таким образом, для средневекового искусства характерно господство условной, а не реалистической художественной системы, художественного метода.

Противоречивый характер средневековой художественной системы определяет наше двойственное отношение к художественному наследию средневековья. Полное постижение духовного и нравственного богатства человека, отображение драматических конфликтов действительности — все это могло быть достигнуто лишь на основе решительной переработки художественной системы средневековья, лишь в результате борьбы против спиритуалистического и фантастического характера средневекового мышления. А для этого было необходимо, чтобы в недрах феодального строя появились способные его уничтожить общественные силы, вызванные становлением новых общественных отношений. Антифеодальная борьба крестьянства и городов привела к ликвидации феодализма и связанного с ним эстетического сознания. Решение было достигнуто на путях выработки реалистического метода, купленного дорогой, но исторически оправданной ценой. Отказавшись от синтетической цельности искусства средневековья, от его «музыкального» художественного языка, как и от его условности, новая эпоха создала творческий метод, который явился качественно новой, более высокой ступенью в развитии реализма.

В отличие от живописи и скульптуры достижения средневековой архитектуры и прикладных искусств гораздо менее двойственны. Средневековье было последней порой расцвета ремесленного труда, еще не утратившего свой художественный характер. В период феодализма производитель еще полностью связан с изделием своих рук, свободен от однобокого разделения труда, убивающего всякое личное творческое начало. Произведения средневекового ремесла проникнуты жизнерадостным поэтическим духом народной фантазии.

Расцвет архитектурного творчества в эпоху средневековья был вызван тем, что архитектура, непосредственно связанная со всем общественным укладом, была относительно свободна от спиритуалистических сторон средневекового сознания. Конечно, удельный вес религиозной архитектуры был очень велик, и в ряде стран наивысшие достижения зодчества проявились именно в церковном строительстве. Но идейное содержание средневекового храма отнюдь не исчерпывалось его религиозным назначением. К тому же склонность к аллегории-олицетворению, столь характерная для средневекового эстетического чувства, не производила в архитектуре того впечатления условности, которое неизбежно возникало при введении аллегории в ткань собственно изобразительного искусства. В монументальной архитектуре средневековья не только воплотилась религиозная, фантастическая сторона сознания, но ярко и сильно олицетворилась творческая воля человека, могущество труда большого коллектива. Богатство архитектурных форм, единство многообразия и простоты при общей целостности, характерные для развитого феодального зодчества, выражали не столько запутанную политическую иерархию феодальных сословий, сколько самый факт более сложного, более совершенного разделения труда, более многогранного восприятия жизни, чем это имело место в рабовладельческом обществе. Архитектура средневековья, активно обращаясь ко всем сословиям, стремилась захватить, убедить людей, подчинить себе их чувства и помыслы. Синтез пространственных искусств, эмоциональная многогранность образов, чувство динамики архитектурных форм являются крупнейшим завоеванием средневекового зодчества. Огромным достижением архитекторов был также их смелый шаг в разработке эстетической выразительности интерьера. Культовые здания средневековой эпохи вмещали большие толпы народа, властно подчиняли их чувство и мысли своему образному строю, звали людей к моральному единению. В архитектуре наиболее ярко воплотились прогрессивные черты средневековой культуры, с ней связаны наивысшие достижения искусства средних веков. Византийские храмы, готическая и романская архитектура Европы, сооружения древнерусских зодчих, средневековые постройки Закавказья, арабские, среднеазиатские и иранские мечети и медресе, дворцы и пагоды Индии и Китая принадлежат к классическим сокровищам мирового искусства.

* * *

Существенные особенности развития феодализма в различных странах, разнообразие условий социального быта, характер природной среды, специфика экономического, политического и культурного взаимодействия, а также многочисленные второстепенные факторы наложили свой отпечаток на культурно-художественное развитие отдельных народов. И все же в той пестрой картине, которую представляет собой искусство средних веков, ясно выделяется несколько основных очагов развития.

Важнейшее прогрессивное значение имела художественная культура Византии, особенно для периода переходного от рабовладения к феодализму и для раннего средневековья. Близкое по типу к византийскому, но вместе с тем самобытное искусство развивалось в средневековых Грузии и Армении, которые были важными очагами художественной культуры в пору раннего средневековья. Весьма значительное место в художественной культуре средневековья заняло искусство славянских народов, особенно древнерусское.

Крупная роль в истории средневековой культуры, главным образом в эпоху раннего и зрелого феодализма, принадлежит народам Ближнего и Среднего Востока. Арабские страны, Иран и Средняя АЗИЯ наряду с Византией явились непосредственными преемниками и хранителями достижений античной культуры, особенно в области философии и науки. В течение ряда столетий наука, литература и искусство, созданные арабами, азербайджанцами, таджиками и иранцами, в значительной мере определяли поступательное движение мировой культуры и оказали большое воздействие на многие страны, в том числе и на Западную Европу.

В искусстве стран Дальнего Востока очень большую роль играла художественная культура китайского народа. Рядом с ней должна быть названа богатая, многогранная и глубоко оригинальная по своим формам художественная культура Индии, оказавшая огромное и плодотворное влияние на формирование искусства ряда народов Юго-Восточной Азии. В тесном взаимодействии с художественной культурой Индии и Китая, но своими самобытными путями развивалось искусство Японии, Кореи, Индонезии, Вьетнама, Бирмы, Таиланда, Камбоджи, Лаоса, Цейлона, Непала и других стран Юго-Восточной АЗИИ и Дальнего Востока. Средневековое искусство народов Западной и Центральной Европы первоначально несколько отставало в темпах своего развития от других мировых центров средневековой культуры.

В Западной Европе переход к новым общественным отношениям сопровождался насильственным разрушением античной государственности и культуры, гибелью материальных ценностей, резким упадком производства, торговли, опустением городов, образованием на развалинах Римской империи ряда «варварских» королевств. Естественно, что переход к феодализму от общинного строя «варварских» королевств затянулся на ряд веков. Подъем собственно феодальной культуры начался в Европе с 11 столетия и достиг своего наибольшего развития в 13—14 вв.

Огромное значение для дальнейшего прогресса мирового искусства имело зарождение в средневековом искусстве Западной Европы новых реалистических тенденций, подготовивших появление искусства Возрождения. Здесь мы подходим к вопросу об исторически сложившихся, различных у каждого народа путях и формах ликвидации феодализма и связанном с этим изменении общественного сознания людей. В ряде стран Европы период позднего феодализма был временем бурного развития буржуазных отношений, ожесточенной революционной борьбы нового со старым и постепенной замены феодального способа производства капиталистическим. В сфере идеологии этот процесс сопровождался активной борьбой новой, гуманистической культуры против старой, феодальной, утратившей свое относительно прогрессивное значение. Провозглашение силы и достоинства человеческой личности, новое понимание общественной жизни, интенсивное развитие естественных наук, пробуждение материалистических тенденций в философии, победа реализма в искусстве — вот что характерно для той эпохи, которая пришла на смену средневековью. Наступил качественно новый этап в истории культуры и искусства Европы — так называемая эпоха Возрождения. Хотя искусство Возрождения развивалось в границах еще не полностью разрушенной феодальной формации, но по сравнению с искусством предшествовавших периодов оно выглядело совершенно иным. Поэтому в западноевропейских странах средневековый тип искусства в собственном смысле развивался только в течение двух первых периодов — раннего и зрелого феодализма.

Что же касается народов Азии и Африки, то их культура и искусство, игравшие на первых этапах развития феодальной формации (до 15 в.) прогрессивную, часто ведущую роль, в дальнейшем отстали в темпах от культуры и искусства Европы. В большинстве восточных стран развитие буржуазных отношений и вызревание антифеодальной революции вследствие ряда конкретно-исторических причин оказалось замедленным.

Исторически сложившаяся временная отсталость ряда стран Азии и Африки была использована капиталистическими государствами в интересах колониальной грабительской политики. Попав в экономическую, политическую и даже культурную зависимость, колониальные страны оказались обреченными на крайне медленное общественное развитие.

Колониализм мешал созреванию в общественной жизни народов Азии и Африки условий, необходимых для того, чтобы в искусстве произошел качественный скачок к новой, высшей ступени развития. Поэтому искусство большинства народов Азии и Африки в поздний период феодализма длительно, часто вплоть до 19 в., во многом сохраняло свой средневековый характер.

* * *

Полная острых противоречий многогранная культура средневековья развивалась под знаком борьбы спиритуалистических и гуманистических тенденций. Для нас представляет особенную ценность гуманистическая, по существу своему народная сторона средневековой культуры, тесно связанная с реалистической основой художественного творчества. Она играла ведущую роль на протяжении всей Эпохи; она определяет значение того вклада, который сделали средние века в мировую художественную культуру.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер