Архитектурные памятники Китая и Японии. Эпохи и влияния

Храмы. — Религии, оставившие свой след в архитектуре Китая, следовали хронологически в таком порядке. В первобытную эпоху существовала религия, вероятно, родственная астрономическим культам Месопотамии.

Примечание: Мнение о вавилонском происхождении китайской культуры сейчас никем не поддерживается.

Религия Лао Цзы (даосизм) появляется в VI в. до н. э. одновременно с учением Конфуция. Буддизм проникает в Китай в I в. христианской эры. Перенесенный из Индии, он угасает в VII в. на родной почве с тем, чтобы проникнуть приблизительно в то же время в Японию и до наших дней утвердиться у народов желтой расы.

От своего первобытного культа Китай сохранил традицию жертвоприношений, совершаемых во время солнцестояний в святилищах, имеющих форму террасы и напоминающих месопотамские жертвенники. Быть может, следует усматривать реминисценции, связанные с Месопотамией, также и в многоэтажных башнях, изображения которых встречаются на старинных китайских рисунках, и в пагодах в виде башен, из которых наибольшей известностью пользуется башня в Кантоне.

Что касается архитектуры, связанной с религиями Лао Цзы и Конфуция, то она настолько слилась с буддийским искусством, что памятники обоих культов можно различить лишь по деталям символических изображений.

В Японии памятники древнего синтоистского культа отличаются от буддийских строгостью стиля. В общем же история религиозной архитектуры как в Японии, так и в Китае сводится к описанию буддийских храмов.

Рисунки 134, А и 135, А дают представление об этих храмах, почти всегда имеющих форму двухэтажных павильонов: нижний этаж, с окнами преимущественно со стороны главного фасада, окружен верандой с широким крыльцом. Второй этаж перекрыт пышно сконструированной крышей.

Архитектурные памятники Китая и Японии
Рис. 134 
Архитектурные памятники Китая и Японии
Рис. 135

Это святилище окружено оградой с портиками, напоминающей монастырскую, за которой расположены странноприимные учреждения и кельи бонз. Повсюду, где процветает буддизм, развивается монашеская жизнь, и ограда храмов почти всегда заключает в себе монастырь.  Вход в ограду ведет через портик, впереди которого расположены ворота без створов (рисунок 134, В). На площади вокруг святилища находятся водоемы для омовения, колокола, курильницы; тут же встречаются пяти- и даже семиэтажные башни с балконами и навесами причудливых и смелых контуров.

Как и у индусов, священные ограды иногда окружены, в свою очередь, другими оградами, и первоначальный храм образует как бы ядро группы зданий, которое постепенно разрастается в результате последующих пристроек.

На равнинах Китая эти здания расположены согласно требованиям симметрии. На гористой поверхности Японии монастырские дворы поднимаются террасами, что придает им особую живописность. Вековая растительность гармонирует здесь с архитектурой; огражденное пространство представляет собой холмистый парк, где храмы вырисовываются своими полными изящества силуэтами. Иератизм здесь не так узок: китайский храм носит официальный характер, японский храм — живое индивидуальное произведение искусства.

Гробницы. — Китайская гробница обычно состоит из склепа, скрытого в могильном холме, обсаженном деревьями и окруженном оградой. Близ курганов царских гробниц воздвигаются храмы, к которым ведут аллеи, окаймленные колоссальными статуями. При входе в аллею возвышаются триумфальные ворота, типа изображенных на рисунке 134.

Жилище. — Стиль жилых домов, по-видимому, ничем не отличается от архитектурного стиля храмов. У китайцев нет того резкого различия между архитектурой гражданской и религиозной, какая наблюдается у других народов.

Так же как для храмов и гробниц, незыблемая традиция определяет все подробности расположения жилого дома. В Китае особый закон устанавливает формы и размеры жилища для каждого сословия, и правила, предписываемые законом, по-видимому, восходят к самой глубокой древности. На рельефах династии Хань изображен дом, по виду подобный современному: сооружение в виде павильона с деревянными столбами и с верандой на каждом этаже. Столбы увенчаны по образцу, приведенному на рисунке 132; края крыши загнуты кверху, а над коньком на фоне неба вырисовываются фигуры животных. По этим любопытным изображениям можно определить даже расположение служебных помещений: в подвале находятся кухни; первый этаж предназначен для приема гостей; во втором расположены помещения для женщин.

Примечание: В 1933 г. в провинции Хэнань был раскопан в погребении целый ансамбль глиняных моделей домов, дающих яркое представление о композиции усадьбы мелкого феодала ханьскои эпохи. Эта модель небольшой усадьбы хранится в музее г. Торонто в Канаде. Она относится ко II в. н. э.; длина модели около 1,26 м. Усадьба обнесена стеной; стенка же разделяет передний и задний дворы. Усадьба состоит из 7 помещений: крытого входа, центрального дома, в котором происходит культ предков и семейные церемонии; имеется двухэтажное помещение в глубине заднего двора с дозорным окошечком и 4 боковых домика (спальни, кухни). Здесь крыши зданий, хотя и покатые, но еще не изогнутые, а прямые.

План М (рисунок 135) дает представление о городском жилище. Дом состоит из отдельных павильонов, разобщенных небольшими садиками. Взятый нами в качестве образца план заключает в себе вестибюль V, зал для приемов S, главный зал С и служебные помещения R. Если участок, на котором расположено здание, позволяет, то жилище отделяется от улицы передним двором. По украшениям наружной стены, скрывающей с улицы внутренность двора, можно определить социальное положение хозяина дома.

Загородное жилище, особенно у японцев, состоит из павильонов, разбросанных среди зелени. Главное помещение павильона — зал для приема гостей — выходит по всей ширине на глубокую веранду. Остальные комнаты занимают заднюю часть здания. Весь павильон приподнят над сырой почвой и покоится на фундаменте, в котором оставлены отверстия для циркуляции воздуха. Стены здания состоят из оштукатуренной бамбуковой решетки; потолок состоит из тонких деревянных досок, покрытых лаком, а внутренние передвижные перегородки представляют собой легкие рамы, обтянутые бумажными обоями. Вместо стекла в оконных рамах натянута прозрачная бумага, ставни заменены шторами; устранено все, что по своей хрупкости или массивности могло бы пострадать от землетрясения.

Сад вокруг этих павильонов представляет собой искусственный пейзаж. В нем нет никакой геометрической правильности: повсюду извилистые тропинки, неровности почвы, неожиданные эффекты, резкие контрасты.

Сооружения общественного значения и крепостные. — В качестве примера общественных сооружений мы ограничимся упоминанием о мостах, по большей части деревянных, иногда висячих, которые перекидываются в Китае через каналы, в Японии — через овраги.

В Китае главным памятником военной архитектуры является Великая Китайская стена. Это — грандиозная крепостная стена с квадратными башнями; она сооружена в III в. до н. э. для защиты от татарских вторжений. О деталях этого сооружения мы имеем весьма неполные сведения. В основе планов военной архитектуры Японии, которая нам известна несколько больше, лежит, по-видимому, зубчатая линия.

Примечание: Здесь имеются в виду, очевидно, кочевые соседи Китая вообще, так как татары появились значительно позднее. Наиболее ранняя часть Великой Китайской стены была выстроена вскоре после 228 г. до н. э. при императоре Цин Ши Хуан-Ди, объединившем Китай; позднее неоднократно достраивалась и перестраивалась.

ЭПОХИ. ВЛИЯНИЯ

Народы Западной и Южной Азии от Месопотамии до Индии по своему государственному устройству представляли монархии или теократии, где было уничтожено всякое посредствующее звено между верховной властью и последним подданным. По­этому и произведения этих стран не могли быть не чем иным, как памятниками, предназначенными для прославления власти, перед которой все остальное не имеет никакого значения.

Китай, наоборот, страна средних классов; интеллигенция, купцы, мелкие собственники занимают там свое определенное место, играют немалую роль. Архитектура Китая, служащая утилитарным задачам, является искусством буржуазии, которая даже при возведении храмов не столько заботится о продолжительности их существования, сколько о немедленном удовлетворении насущных потребностей.

Примечание: Китай примерно за 1000 лет до н. э. вступил в период феодализма. Буржуазия как класс слагается и начинает приобретать известное значение примерно в XVII в. и особенно при Манчжурской династии (1644—1912). В этот период буржуазная идеология проявляется и в искусстве. Таким образом здесь Шуази относит социальные явления последних столетий ко всей истории Китая, где такую большую роль играла феодальная идеология, пережитки которой не исчезли и до настоящего времени.

Внешние влияния. — Китайские летописи сохранили воспоминания о сношениях Китая со странами Западной Азии со времен глубокой древности. Потье перевел описания походов императора My Ванга в Западную Азию. А благодаря блестящим комментариям, заимствованным нами из неизданного труда Фурнье, маршрут этих походок дает ключ к источникам всех влияний. В X в. до н. э., т. е. в эпоху наибольшего расцвета месопотамской культуры,

My Ванг оккупировал Месопотамию, подчинил своей власти хеттов, проник до Средиземного моря и установил над Месопотамией на целые 60 лет китайский протекторат. Во время этого похода My Ванг восхищался многоэтажными башнями и увел с собой архитекторов, которые должны были построить в Китае подобные же сооружения. Вероятно, это и были первые образцы тех святилищ с террасами, отдаленное подражание которым представляет храм Неба и от которых произошли многоэтажные пагоды.

Примечание: Сообщаемые здесь Шуази сведения из легендарной истории Китая и выводы его о вавилонском происхождении китайской культуры и искусства должны быть признаны устаревшими и ошибочными.

К этому времени и относится начало художественной культуры Китая. My Ванг интересуется живописью по дереву и изготовлением лаков. Лаковые украшения, по-видимому, унаследованы от месопотамской промышленности. Глазурь была известна в Месопотамии так же хорошо, как и в Египте. Способы глазуровки, из которых впоследствии возникло приготовление фарфора, вероятно, вывезены Китаем из месопотамской экспедиции. Но внимание китайского завоевателя в Месопотамии обращено не на одно искусство: его восхищает и состояние науки. И, вероятно, тогда-то Китай заимствовал у Месопотамии ее астрономическую систему. Месопотамская философия поражает императора, и не подлежит сомнению, что из Месопотамии произошли принципы доктрины Лао Цзы, сложившейся в VI в.,— метафизической доктрины, столь мало соответствующей позитивизму китайцев.

Эпоха Лао Цзы и Конфуция почти совпадает с эпохой Сакия Муни в Индии. Это — последняя пора активной жизни. Затем для Китая, как и для Индии, наступает период неподвижности, иератизма, господства узких традиций.

Во II в. Китай отгораживается Великой Китайской стеной и выходит из своей замкнутости лишь в начале нашей эры, в то время, когда буддийская пропаганда возобновляет сношения между ним и Индией; именно тогда индо-персидские элементы проникают в китайское искусство.

Самобытные элементы китайского искусства и их распространение. — Мы определили роль чужеземных влияний; проделаем то же по отношению к самобытному гению китайского народа. Плотничье искусство Китая зародилось, по-видимому, на почве этой страны. Система покатых крыш целиком принадлежит Китаю. А описанная выше конструкция из венчиков слишком отличается от конструкций, принятых в Индии для того, чтобы им возможно было приписать индийское происхождение. Воспроизведения этой конструкции, так же как и покатых крыш, мы находим со всеми деталями на рельефах первых веков нашей эры. Очевидно мы застаем их там не на первом этапе их развития, а имеем дело с произведениями давно сложившегося искусства.

Сношения с Индией влияют лишь на детали орнамента Древняя декорация реалистического характера уступает место творчеству индусской фантазии. Это — единственный результат сношении между Китаем и Индией, вызванных общностью религии и длившихся 600 лет. Возврат Индии к брахманизму в VIII в. порывает как религиозные сношения, так и влияния которые взаимно связывали архитектуры обеих стран. В эту же эпоху Китай передает Японии вместе с доктринами буддизма свое искусство и свою литературу. Вместе с этим искусство Китая распространяется до восточных пределов азиатского материка.


Главы «Архитектурные памятники», «Эпохи и влияния» раздела «Архитектура Китая и Японии» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер