Конструктивные приёмы в архитектуре Передней Азии

ГЛАВНЫЕ КОНСТРУКТИВНЫЕ ПРИЕМЫ

Рассмотрим сперва конструкции из необожженной глины для того, чтобы затем перейти к конструкциям из обожженного кирпича и закончить наш обзор рассмотрением ряда деталей по технике камня и дерева, применявшихся в исключительных случаях.

КОНСТРУКЦИЯ ИЗ ГЛИНЫ

Способы применения глины без обжига. — Трудно доказать существование в Ассирии глинобитных построек: глыбы глины легко слеживаются с пластами сырцового кирпича. Очевидно глинобитные строения не были широко распространены вследствие необходимости устройства своего рода каркасов, которые обходились дорого, так как дерево было очень ценным материалом. Этого избегали, делая из глины кирпичи.

Обычные размеры кирпича колеблются от 0,3 до 0,4 м в каждой из сторон, при толщине от 0,055 до 0,11 м. Эти кирпичи, схожие с египетскими, иногда сушились на солнце и клались на глиняной же связи. Но обычно поступали проще: кирпич клался в сыром виде. Об этом можно заключить из следующего.

По суеверному обычаю, на первые ряды кладки бросали амулеты, и эти мелкие предметы никогда не оставляли отпечатков на слое кирпича, на который они падали, а наоборот, отпечатывались на слое, который их прикрывал. Следовательно кирпичи нижнего слоя бывали сухими в то время, когда на них клались амулеты, тогда как верхние оставались сырыми. Это позволяет следующим образом резюмировать приемы ассирийской системы и указать на ее отличие от египетской.

В Египте кирпич клался в сухом виде на слой жидкой глины; в Ассирии, наоборот, кирпич клался совершенно сырым. Уложенный слой кирпичей быстро сохнет на солнце, и кирпичи, которые его прикрывают, положенные сырыми и без связи, благодаря находящейся в них влаге слеживаются в общую массу.

Иногда осушка массива достигается дренажами или каменными водопроводами. Найденные в глиняных массивах горизонтальные каналы средним размером в сечении 0,2 м вышины при 0,12 м ширины рассматривались обычно как дренажи. На самом же деле, эти каналы — не что иное, как те места, которые некогда были заняты истлевшими теперь деревянными брусьями, заложенными в массивы для связи и аналогичные тем, которые мы видели в египетской крепости Семнех.

Применение обожженного кирпича и растворов. — Ассирийцы прибегали к обожженному кирпичу лишь в тех случаях, когда сырость угрожала сырцу разрушением. В Хорсабаде лишь кое-где основания стен были облицованы обожженным кирпичом. Дворы, открытые дождям, были выложены терракотовыми плитками на слое асфальта. Подземные галереи также облицовывались обожженным кирпичом.

В данном случае можно точнее определить размеры кирпича, нежели в конструкциях из сырца: они колеблются от 0,315 до 0,63 м и зависят, как показал Маусе, от существовавшей в Месопотамии системы мер.

Почти все кирпичи несут имя монарха, по повелению которого они изготовлены. Существует бесчисленное множество кирпичей с именем Навуходоносора.

Примечание: Только кирпичи царских построек несут царское имя. Обычный кирпич лишен какого бы то ни было штемпеля.

Обожженный кирпич, как было указано выше, систематически применялся лишь в Вавилонии. Вместе с обожженным кирпичом появляется в качестве связи и известь.

Примечание: В нововавилонский период в качестве связи применяется также гипс.

Асфальт, изобилующий на юге страны, представляет непроницаемый для воды раствор и поэтому широко применялся. Геродот указывает на сравнивание каменных стен путем тростниковых настилов, густо пропитанных асфальтом. В Телло были обнаружены плетенки из волокнистого материала, пропитанные асфальтом, игравшие роль связи. В развалинах Бирс Нимруда и Карса было отмечено присутствие известкового раствора, а в Мохейре — связи из извести и пепла.

Примечание: Телло — современное название городища древнего города Лагаша-Ширпурлы.

Каср — современное название части городища древнего Вавилона, занятой постройками нововавилонского периода (625—538 гг. до н. э.). Бирс Нимруд — современное название городища древнего ассирийского города Калаха. Могейр или Мухейр — современное название городища шумерийского города Ура.

Основные виды конструкций из глины

Фундаменты. — Мы привыкли при возведении наших зданий искать твердой почвы для фундамента. Так же поступали и египтяне. Но строители Вавилона или Ниневии никогда не закладывали фундаментов. Поскольку в наносной почве их равнин материк залегает очень глубоко, они отказываются от попыток достичь его. Они опираются на почву, но создают между ней и зданием массив, большой ростверк, подобие искусственного холма, платформу, которая служит основанием зданию и которой передается его тяжесть. В Хорсабаде массив, служащий основанием дворцу, имеет в высоту 14 м (высота наших пятиэтажных домов) и не является простой насыпью, а сложен из кирпичей одинакового размера, пущенных в дело еще в сыром состоянии.

Стены. — Стены возводились тоже из сырца, но здесь применение этого материала не было исключительным. В тех частях, по отношению к которым проявлялась особенная заботливость, употреблялся кирпич солнечной сушки на связи из жидкой глины. Обычно штукатурка из глины, или из алебастра, или из глины и извести защищала стену от дождя.

Своды. — Подобно египтянам, ассирийские строители клали кирпичный свод и, подобно им, применяли его, по выражению Страбона, «вследствие недостатка дерева». Как египтяне, и по той же причине, они возводили своды без помощи кружал.

Этому условию лучше всего отвечает купольный свод. На рельефах из Куюнджика изображен город, все дома которого перекрыты куполами — то полусферическими, то возвышенного типа, вытянутой формы; как известно, возводить последние легче, нежели обыкновенные.

Примечание: Perrot G. et Chipiez Ch. Histoire de l'art dans l'antiquite. 1884. T. II, 146.— Существует предположение, что строения, перекрытые куполами (различных типов), использовались в Месопотамии для хозяйственных целей и, в частности, для ссыпки зерна. Упоминаемый здесь рельеф дает, вернее всего, изображение царских амбаров.

Имели ли купола цилиндрические барабаны или покоились на квадратных основаниях с парусами? По-видимому, те жилые помещения, которые были ими перекрыты, не были циркульной формы, и предположение о наличии парусов кажется вполне вероятным, но изображения слишком неясны для того, чтобы делать какие-либо более точные утверждения. Единственные дошедшие до нас ассирийские своды — это те, которые перекрывали галереи.

В Мохейре гробницы перекрыты так называемыми фальшивыми сводами, т. е. кладка ведется горизонтальными рядами, постепенно свешивающимися внутрь,— конструкцией, не требующей применения кружал и не развивающей бокового распора, возможной лишь при небольших пролетах.

В Хорсабаде раскопки обнаружили галереи, перекрытые коробовыми сводами. Эти своды выполнены по способу отрезков, который уже описан раньше, как один из способов возведения свода без кружал. Рисунок 62 показывает общий вид одного из таких сводов и детали его конструкций.

Материалом служит обожженный кирпич, которому, в зависимости от назначения, придана соответствующая форма. Наиболее часта стрельчатая форма, повышенный профиль которой облегчает кладку без кружал. Кирпичи положены без связи и удерживаются лишь взаимным трением. Из предосторожности, которая наблюдается и в персидской и в византийской архитектуре, отдельным отрезкам свода придавался сильный наклон.

Конструктивные приёмы в архитектуре Передней Азии. Коробовые своды без кружал в Хорсабаде
Рис. 62

Создается впечатление, что ассирийцы забавлялись трудностями конструкции свода: галерея в различных местах дает различное сечение. Та галерея, указанием на структуру которой мы сейчас ограничимся, имеет, согласно описанию Плэйса , следующие странности в устройстве, показанные на рисунке 62, С: меняя от одной точки к другой сечение и уклон, она переходит от нормального профиля А к таким профилям, как В, то сужаясь, то расширяясь. Кладка свода без кружал подчинялась всем капризам этой странной композиции. Своды из поперечных отрезков возможны лишь в том случае, когда галерея ограничивается щековой стеной, служащей ей началом.

Для арок следует применять клинчатую кладку. Именно этим способом сложены арки ворот Хорсабада — из кирпича солнечной сушки на связи из жидкой глины. Таким образом, ассирийские памятники дают нам одновременно образцы клинчатых арок и коробовых сводов из поперечных отрезков. Несомненно, своды больших зал были сложены по системе поперечных отрезков.

 

ПРИМЕНЕНИЕ ДЕРЕВА И КАМНЯ

Дерево. — По свидетельству Страбона, вавилонские дома имели на крышах террасы, сложенные из стволов пальм и покоившиеся на пальмовых же столбах, причем последние, чтобы предупредить их от расщепления, охватывались ивовыми обручами, которые затем закрашивались поверх штукатурки.

Можно предполагать, что убранство помещений декорацией в виде «органных труб», которая подражает стене, сплошь убранной пальмовыми стволами, применялось в Ассирии так же, как и в Египте.

Во дворцах пальмовые стволы верхних накатов заменялись балками из кедра или других ценных древесных пород. Надписи говорят о привозных сортах дерева в связи с навесами, в которых применялась кожа; очевидно, речь идет о тентах на легких деревянных столбах, которые затеняли дворы царских жилищ.

Примечание: Надпись царя Урнины свидетельствует, что уже в четвертом тысячелетии до н. э. применялось дерево для столбов и колонн.

Камень. — Геродот рассказывает, что мост в Вавилоне имел устои, сложенные из каменных плит на свинцовых скрепах. Но это единственное, что нам известно о каменных конструкциях в Месопотамии. В немногих каменных ассирийских строениях, дошедших до нас, применение скреп не встречается. Камень клался, как в Египте, не на связи, а в облицовках, что подчеркивает его ценность: облицовочные плиты были очень тонки, как это видно из рисунка 63.

Конструктивные приёмы в архитектуре Передней Азии. Применение дерева и камня
Рис. 63 
Конструктивные приёмы в архитектуре Передней Азии. Применение дерева и камня
Рис. 64

Примечание: Раскопки в древнем Эриду, лежавшем некогда на берегу Персидского залива, обнаружили там широкое применение камня.

Облицовка делалась толщиной лишь в одну плиту и связывалась с массивом здания кладкой, состоявшей из чередования плит, положенных на ребро и торцом. По внутренней стороне кладка велась уступами.

Из всех каменных строений наиболее сложна конструкция тех царских павильонов (рисунок 64), изображение которых мы встречаем на ассирийских рельефах. Эти павильоны были, по-видимому, квадратными в плане и имели высокие, сильно вы­ступающие карнизы, которые могли быть сделаны только из камня путем налегания нависающих плит одна на другую.

Для того чтобы удержать карниз с откосом R, нужно было создать противовес. Это заставляет предполагать, что покрытие состояло из большой плиты М, покоившейся на выступах S и Т. Такая конструкция представляла бы собой уже известную нам в Египте или явилась бы осуществлением в камне системы свода напуском, встречаемой нами в могилах в Мохейре.

Подробности применения камня твердых пород и гигантских монолитов. — В Месопотамии в эпоху, одновременную первым египетским династиям, дворцы, строительным материалом которых являлась глина, украшались диоритовой пластикой. Лувр обладает образцами таковой, происходящими из Телло и датирующимися временем, когда люди еще не знали железа. И перед нами встает тот же вопрос, что и в отношении гранитных египетских статуй: чем пользовались для их исполнения?

Статуи из Телло, стилистически значительно разнящиеся от одновременных египетских, хранят следы обработки широкими плоскостями. По-видимому, и в том и в другом случае эта характерная фактура есть результат одинаковой обработки камня, а именно с помощью пилы и песка. Моделировка достигалась теми же способами, что и в глиптике, кстати известной в Месопотамии с древнейших времен.

В отношении ассирийского периода (VIII — VII вв. до н. э.) вопрос о способах обработки камня уже отпадает: кладовые хорсабадского дворца были полны железными изделиями, а по­мимо того, обработка гипсовидного алебастра (мраморовидного известняка), применявшегося в ассирийских строениях, не требовала высококачественных инструментов.

Остается вопрос о перевозке и установке колоссов. Относящиеся к этому изображения на ассирийских рельефах ясно показывают приемы, подобные египетским, которые они только уточняют и добавляют (Paterson, A. Assyrian Sculpture, Palace or Sinacherib, I, 256, где показана перевозка статуи). Этот метод был описан выше, поэтому мы ограничимся лишь теми данными, которые почерпываются из ассирийских источников. Они сводятся к следующему (рисунок 65):

Конструктивные приёмы в архитектуре Передней Азии. Установка ассирийских колоссов
Рис. 65 
Конструктивные приёмы в архитектуре Передней Азии. Установка ассирийских колоссов
Рис. 66  

1.      Полозья состоят из двух брусков, скрепленных шипом с клиньями подобно ликийским срубам. Каждый полоз подшит снизу пластинкой с нарезками.

2.      Передвижение происходит при помощи канатов.

3.      Применение катков.

4.      Применение рычагов, чтобы преодолеть сопротивление в момент начала движения.

Рисунок 66 показывает те меры предосторожности, к которым прибегали, когда камень ставился на ребро. Мы видим канаты, которые должны предотвратить опрокидывание глыбы, и вилы (подпорки), готовые приостановить падение.

И, наконец, последняя подробность: на некоторых рельефах камни перетаскиваются в полуобделанном виде. Это заставляет предположить, что так же, как в Египте, камень подвергался окончательной обработке уже на месте, после установки.


Глава «Конструктивные приёмы» раздела «Архитектура Месопотамии и Ассирии» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер