Архитектура Чехии эпохи Возрождения

Следствием гуситских войн (1419—1434 гг.), объединивших под религиозным, антикатолическим знаменем борьбу крестьян и городского плебса против социальной несправедливости и стремление чешского дворянства и бюргерства к национальной независимости, был рост национального самосознания чехов, укрепление своего положения чешским бюргерством и дворянством и обогащение высшего дворянства за счет захвата церковных земель.

В дальнейшем оно использует свое возросшее могущество для подчинения крестьян, ограничения прав городов и захвата политической власти. Вражда между отдельными группами чешской знати превращалась порою в междоусобные войны, подобные тем, которые начались в 1439 г. при выдвижении претендентов на королевский престол и надолго задержали экономическое возрождение страны и, в частности, строительную деятельность, возобновившуюся лишь со вступлением на престол гуситского короля Иржи Подебрада.

Схематическая карта Центральной Европы

С 1470-х годов начинают обновляться и перестраиваться городские укрепления и замки феодалов, расширяется королевский дворец в Праге, строятся новые дома зажиточных горожан, перестраиваются старые и возводятся новые ратуши. Новых церквей строится мало, но достраиваются начатые в XIV в. соборы в Праге и Кутной Горе. В стилистическом отношении чешская архитектура XV в. — поздняя готика, господству которой способствовало изолированное положение Чехии среди враждебного ей католического мира.

Гуситский период и последующие десятилетия были временем развития чешской светской культуры, светской поэзии и литературы, в том числе научной. Выросшая на такой почве новая идеология сказалась в усилении значения светского строительства по сравнению с церковным, в преобладании в последнем зального типа церквей, а также в развитии в них помещений для певчих и музыкантов. Композиция гражданских построек стала более простой и ясной.

Все это, а также поездки чешской знати за границу облегчали проникновение в Чехию гуманизма и архитектуры Возрождения. В то же время соответствие некоторых форм поздней готики новой идеологии способствовало их сохранению в чешской архитектуре XVI в., когда в синтезе с наиболее гармонирующими с ними элементами архитектуры Возрождения был создан чешский вариант нового стиля.

Со смертью короля Иржи Подебрада на чешском престоле сменяют друг друга короли-иностранцы. Угроза турецкого нашествия, нависшая и над Чехией, заставила чешскую аристократию искать спасения в союзе с империей Габсбургов, и в год Мохачской битвы (1526 г.) эрцгерцог Фердинанд Габсбург был избран королем Чехии, а еще через 21 год он объявил Чехию наследственным владением династии Габсбургов.

Короли-католики восстановили в 1568 г. пражское архиепископство и пригласили в Чехию иезуитов, возглавивших католическую реакцию. Аристократы «чашники» были чужды социальной направленности раннего гуситства, а усиленная эксплуатация ими крестьян и враждебное отношение к горожанам лишили дворян доверия народа и стали причиной поражения последних в борьбе с Габсбургами. Кроме того, в рядах чашников возникла новая религиозная организация — «община чешских братьев», объединявшая наиболее твердую в своих убеждениях часть их и сыгравшая значительную роль в развитии чешской национальной культуры.

Короли из династии Габсбургов были чужды этой культуре, и итальянские архитекторы строили для них в Праге дворцы в стиле итальянского Возрождения. Эти архитекторы занимали видное общественное положение и охранялись привилегиями от соперничества цехов. Известны имена итальянских архитекторов, работавших для высшей знати и городов, хотя нередко для церковных и светских вельмож и богатых горожан работали и придворные архитекторы.

Эти архитекторы познакомили чехов с некоторыми новыми для них архитектурными формами, типами зданий, конструктивными приемами и приемами декоративного убранства. Кроме того, чешские мастера знакомились с итальянскими формами и по архитектурным изданиям, вроде трактатов Серлио и Скамоцци, и немецким и нидерландским сборникам образцов — Дитерлейна, Флетнера, Флориса, Я. и П. Вредеманов де Фриз (работавших в конце XVI в. в Праге).

Новым было применение цилиндрических и коробовых сводов с распалубками, аркад на столбах или колоннах, с полуциркульными или трехцентровыми арками, накатных потолков с балками, образующими кессоны, пологих крыш и карнизов с распалубками. В качестве отделочных материалов применялись местные породы мрамора, профильный кирпич, терракотовые детали и особенно штукатурка в сочетании с лепниной, сграффито и многоцветной росписью. Многое из этого, вместе с ренессансными ордерными формами, применялось чешскими мастерами и считавшимися с чешскими запросами и традициями итальянскими архитекторами, органически сочетаясь с выработанными ранее приемами композиции зданий.

Города. Чешские города как архитектурное целое сложились еще в средние века. Войны XV в. надолго парализовали строительную деятельность, а возрождение ее в последней четверти столетия не внесло больших изменений в облик городов. В пределах старой планировочной схемы велись достройка соборов, расширение ратуш и замена старых фахверковых домов новыми, кирпичными, имевшими иногда небольшие сады, а также обновление и перестройка городских укреплений, а иногда вынесение за их черту кладбищ.

В Праге под руководством Бенедикта Рейта в 1477 —1502 гг. строились новые крепостные стены вокруг Града с башнями, приспособленными для пушек, а на востоке перед главными воротами было построено дополнительное укрепление. Эти работы усилили и градостроительное значение Града, увеличив его размеры, сделав его более господствующим над прилежащими частями города. Определенное градостроительное значение в Праге и других чешских городах на протяжении последней четверти XV и первой половины XVI в. имела постройка новых и перестройка старых надвратных башен, замыкавших перспективы главных улиц.

Показательна в этом отношении Пороховая башня в юго-восточной части Старого города в Праге, построенная в 1475—1477 гг. архитектором Матвеем Рейзеком (рис. 1). Высокая и стройная башня с большим арочным проездом внизу не имеет бойниц. Прорезающие ее стены большие прямоугольные окна говорят о том, что интересы обороны занимали второе место по сравнению с задачами чисто художественными. В этой башне, нарядной и праздничной, уже чувствуется веяние нового времени, несмотря на старые архитектурные формы. В других городах в это время также возводились или перестраивались подобные башни, бывшие не только крепостными сооружениями, но и парадными въездами в город, и композиционными центрами примыкающих к ним улиц (надвратные башни в Лоунах, Брно, Йиглаве, Пардубицах (рис. 2), Прахатицах и др.)

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага. Пороховая башня, 1475—1477 гг. М. Рейзек Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Пардубице. Зеленые ворота, 1507—1538 гг.
Рис.1. Прага. Пороховая башня, 1475—1477 гг. М. Рейзек Рис.2. Пардубице. Зеленые ворота, 1507—1538 гг.

Единственное новое, что появилось в XVI в. в планировке Праги, заключалось в разбивке на север от Града, за Оленьим валом, регулярного королевского сада, послужившего примером для подобных же садов при замках чешской аристократии, создававшихся за чертой городских укреплений.

И для других чешских городов XVI век не был временем расцвета. Открытие Америки подорвало значение серебряных рудников Чехии и таких городов, как Кутна Гора, Колин, Йиглава, Штрибро. Раздача Габсбургами земель владельцев, причастных к гуситскому движению, крупным землевладельцам-католикам не способствовала подъему сельского хозяйства, что привело к упадку ряда городов, торговавших его продуктами.

Это делает понятным и малое количество новых, преимущественно частновладельческих, «панских» городов, возведенных в Чехии в XVI в. Одни из них, как, например, Яхимов, основанный в 1516 г. и расположенный в глубокой долине, формировались вдоль главной улицы. Другие, как основанный около 1533 г. Божи Дар или Нове Место под горой Слеек (около 1580 г.), имели регулярную планировку с квадратной или прямоугольной площадью и правильной сетью улиц. На более высоком архитектурно-композиционном уровне стояли Нове Место на Метужи и Пардубице.

Первый из этих городов, основанный в 1501. г. и сгоревший в 1525 г., был перестроен в 1527—1547 гг. Его прямоугольная площадь была обстроена домами на одинаковых участках с аркадами в нижнем этаже; на углах площади, по диагонали, располагались готический храм и замок в стиле Возрождения (рис. 3). Пардубице был перестроен после пожара 1538 г. под руководством мастера Иржи из Оломоуца. Были надстроены укрепления и перестроены храм, ратуша, мясные ряды, кладбищенская церковь и замок, а прямоугольная площадь была обстроена трехэтажными домами с украшенными щипцами и аттиками (рис. 4, 5).

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Новое Место на Метужи. План города
Рис. 3. Новое Место на Метужи. План города
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Пардубице. Общий вид города в 1602 г. Рисунок Вилленберга
Рис.4. Пардубице. Общий вид города в 1602 г. Рисунок Вилленберга
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Пардубице. План города
Рис.5. Пардубице. План города

Жилая архитектура. Как было сказано выше, тип дома зажиточного горожанина сложился в Чехии уже в готическую эпоху и новое время отразилось главным образом на убранстве фасадов. Это были двух-, трехэтажные дома с узким уличным фасадом, вытянутые вглубь участка, причем первый этаж был занят складами или мастерскими, если дом принадлежал купцу или богатому ремесленнику. В этом случае на фасаде в первом этаже была устроена лоджия для торговли и рядом с ней проход во двор. На втором этаже находились жилые помещения, делившиеся сенями, выходящими во двор, на две половины — парадную с большим помещением для приема гостей (для этой цели служили и «мазгаузы») и заднюю с меньшими помещениями для семьи. На третьем этаже помещались комнаты для слуг и подмастерьев, находившиеся иногда в пределах высокой и крутой крыши, образовывавшей на фасаде щипец.

Более значительным изменениям в эпоху Возрождения подверглось декоративное убранство фасадов чешских жилых зданий и, в частности, убранство их щипцов. Уже в готических жилых домах XV в. такие щипцы (или фронтоны, так как они иногда отделялись карнизом от стены) были не только треугольными, украшенными краббами, фиалами и крестоцветом, но и ступенчатыми, увенчанными маленькими полукружиями. Позднее появились и четверти круга, обращенные своей криволинейной поверхностью к главной оси фасада и придававшие силуэту щипца более живописный вид (дом 1555 г. в городе Тельч). Щипцы членились лопатками и горизонтальными поясками (рис. 6).

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Тельч. Жилой дом, 1555 г. Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Тршебонь. Дом у белого конька, 1544 г.
Рис.6. Тельч. Жилой дом, 1555 г. Рис.7. Тршебонь. Дом у белого конька, 1544 г.

Следующим шагом в украшении щипцов было превращение лопаток и поясков в ордерные пилястры и антаблементы и включение в композицию щипца таких деталей, как волюты и подобия фиалов или вазочек. Такой богато украшенный щипец впервые появился в пражском дворце Лобковица (1545—1563 гг.), а во дворце панов из Градца на новой лестнице Града (1586—1589 гг.) есть даже аттик, увенчанный рядом маленьких щипцов.

В более скромных жилых домах долго сохранялась архаическая форма уступчатого щипца или аттика, увенчанного подобием миниатюрных крепостных зубцов или уступчатого щипца с подобием зубцов и круглых башенок (дом у белого конька в Тршебоне, 1544 г., рис. 7). Иногда мотив волют придавал щипцу живописный криволинейный силуэт, а лицевая поверхность его оставалась совершенно гладкой (дом у Вейвода в Праге).

Элементы архитектуры Возрождения появились также на порталах чешских жилых домов XVI в.

Старейшие порталы (примером может служить портал дома 1520 г. на Староместской площади в Праге, рис. 8) массивны и просты. Вместо полуколонн здесь приставлены к стене квадратные в плане, утолщающиеся к середине столбы с капителями, более близкими к готическим, чем к классическим коринфским. Обломы карниза и архитрава просты и крупны, как и профилировка архивольта арки, переходящая в профилировку ее устоев.

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Порталы (слева направо) — дома 1520 г. на Староместской площади в Праге, дома у двух медвежат в Праге, отеля Татра в Оломоуце, XVI в.
Рис.8. Порталы (слева направо) — дома 1520 г. на Староместской площади в Праге, дома у двух медвежат в Праге, отеля Татра в Оломоуце, XVI в.

В позднейших постройках формы порталов становятся богаче, полуколонны и приставные колонны уменьшаются в размерах и ставятся на пьедесталы, антаблементы над ними раскреповываются, архивольты арок отделяются горизонтальным импостом от опор, а над карнизом делается аттик или фронтон сложной формы. Портал теперешнего отеля «Татра» в Оломоуце (рис. 8) производит благодаря своим мелким формам и обилию резного орнамента несколько «интерьерное» впечатление, но кажется очень большим по сравнению с предыдущим, несмотря на то, что его действительные размеры несколько меньше. Иногда в композицию портала включалось маленькое окно над дверным проемом, освещавшее сени (как в крестьянских жилых домах), что можно видеть в портале дома у двух золотых медвежат в Праге, в Старом городе (рис. 8).

При наличии лоджии в нижнем этаже жилого дома декоративное убранство сосредоточивалось на втором этаже. В построенном в 1530—1548 гг. доме у рыцарей в Литомышле его автор, мастер Блажек, украсил окна второго этажа каннелированными пилястрами, поддерживающими антаблемент с геральдическими фигурами зверей над ним, а в нишах между окнами поместил изваяния рыцарей (рис. 9). Чаще такие украшения выполнялись не в каменной резьбе, как здесь, а в технике сграффито, получившей с середины XVI в. широкое распространение в чешской архитектуре. Иногда выполненные в этой технике изображения заключались в рельефные рамки архитектурных членений, что можно видеть на фасаде дома 1555 г. в Тельче (см. рис. 6), где выполненные в технике сграффито орнаменты и изображения расчленены на отдельные композиции пилястрами второго этажа, венчающим карнизом и пилястрами и поясками фронтона.

Чаще сграффитовая роспись покрывала совершенно гладкие нерасчлененные фасады, причем в этой технике выполнялись брильянтовый руст, растительный орнамент и сюжетные изображения.

Декоративное убранство щипцов и аттиков, порталы и сграффитовая роспись фасадов являются тем новым, что внес XVI век в архитектуру чешского городского жилого дома. Такие постройки, как дом рода Мыдларж в городе Хрудим, 1573—1577 гг. (рис. 10), с его навеянными архитектурой дворцовых и замковых дворов двухэтажными лоджиями-аркадами, занимающими всю ширину второго и третьего этажей и опирающимися на каменные консоли, были исключением. Обычно композиция жилого дома и в XVI в. повторяла типы, сложившиеся еще в позднеготическую эпоху, как и основные конструктивные элементы жилых зданий — цилиндрические и крестовые своды первых этажей, деревянные потолки следующих этажей, опирающиеся на открытые балки, прямоугольные оконные проемы, иногда разделенные каменным столбиком на две части или даже пересеченные крест-накрест каменным переплетом. Прежней оставалась и композиция фасадов, не подчинявшаяся каким-либо каноническим правилам, но правдиво отражавшая планировку здания. Это относится и к домам дворцового типа, как упоминавшиеся уже пражские дворцы Лобковица и панов из Градца, несмотря на то, что они были построены итальянскими архитекторами, — первый Августином Галлом из Масании, а второй — Андреа Авосталисом де Сала. Дворец Лобковица — трехэтажный, Г-образный в плане. Расположение окон подчинено планировке здания, и на торцовом фасаде главного корпуса они не подчинены вертикальным членениям щипца, но сдвинуты по направлению к воротам. Также сдвинуты по направлению ко внутреннему углу и парные окна дворового фасада протяженной части здания. Размеры окон меняются по высоте в зависимости от характера освещаемых ими помещений. Внизу находятся обычные парные окна; на втором этаже, с его более высокими залами, перекрытыми деревянными кессонированными и расписанными потолками, добавлены маленькие оконца второго света; наконец, низкие помещения третьего этажа освещаются малыми парными окнами в люнетах карниза (рис. 11).

Высокие щипцы не имеют ничего общего с итальянской архитектурой, и обработка окон дворца в виде прямоугольной профилированной рамки больше напоминает о чешской поздней готике, хотя Ренессанс и добавил сюда узенькие фриз и карниз, венчающие наличник. Только обработка стен дворца изображенным в технике сграффито брильянтовым рустом напоминает реальный руст некоторых дворцов Феррары и Болоньи. Дворец Лобковица свидетельствует, что городские дворцы чешской аристократии XVI в., даже возводившиеся иностранными архитекторами, сохранили национальный характер и отличались от современных им жилых домов зажиточных горожан большими размерами и составом помещений.

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Литомышль. Дом у рыцарей, 1530—1548 гг. Мастер Блажек Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Хрудим. Дом, 1573—1577 гг.
Рис.9. Литомышль. Дом у рыцарей, 1530—1548 гг. Мастер Блажек Рис.10. Хрудим. Дом, 1573—1577 гг.
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага. Дворец Лобковица (Шварценберга), 1545—1563 гг. Августин Галл Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага-град. Королевский дворец. Владиславов зал, 1486—1502 гг. Б. Рейт
Рис.11. Прага. Дворец Лобковица (Шварценберга), 1545—1563 гг. Августин Галл Рис.12. Прага-град. Королевский дворец. Владиславов зал, 1486—1502 гг. Б. Рейт

Дворцы и замки. Королевские дворцы имеют особое значение для истории чешской архитектуры XV—XVI вв., несмотря на сравнительно малый объем строительства. Лишь в самом конце XV в. пражский королевский дворец перестраивался и расширялся, а в XVI в., при Габсбургах, строились сравнительно небольшие летние дворцы, городские или загородные. Тем не менее эти постройки, возводившиеся, как правило, итальянскими архитекторами, важны как первые для Чехии примеры архитектуры итальянского Возрождения, давшие возможность местным мастерам познакомиться с новыми для них типами зданий и архитектурными формами.

В пражском королевском дворце при короле Владиславе II выдающийся чешский архитектор Бенедикт (Бенеш) Рейт из Пистова (1451—1534 гг.) пристроил обширный (15x68 м) тронный Владиславов зал, покрытый шестью крестовыми сводами, расчлененными нервюрами. Эти нервюры изгибаются на поверхности сводов по прихотливым кривым и образуют на каждом своде подобие шестилепесткового цветка с такой же сердцевиной. Если в сетчатых сводах пражских построек Петера Парлера расположение нервюр диктовалось и конструктивными, и художественными соображениями, то в своде Владиславова зала криволинейные нервюры украшают свод, не принимая участия в его работе, но делают его целостным (рис. 12).

Большие прямоугольные разделенные столбиком окна зала являются по существу позднеготическими, но снаружи Рейт придал столбику, разделяющему окно, вид колонки с базой и капителью, сделал по сторонам такие же пилястры и увенчал их трехчастным антаблементом.

Одновременно с окончанием Владиславова зала, строившегося с 1486 по 1502 г., Рейт пристроил к нему парадную «рыцарскую лестницу», где нервюры свода не только криволинейны, но и разорваны на части, связанные между собой подобием врубок, что еще более подчеркивает их декоративный смысл. Таковы же нервюры свода зала заседаний сейма в пражском королевском дворце, построенном в 1559—1563 гг. архитектором Бонифацием Вольмут. Но портал «рыцарской лестницы» имеет такой же ренессансный характер, как и портал зала в Людовиковом крыле дворца, фасад которого говорит о сознательном заимствовании не только деталей, но и архитектонической системы итальянского Возрождения, что свойственно последним годам деятельности Рейта.

Источником ренессансных заимствований для чешской архитектуры времени Ягеллонов была, вероятно, Венгрия, где при короле Матиасе Корвине уже работали итальянские и далматинские архитекторы. При Габсбургах иностранные, главным образом итальянские, архитекторы построили несколько дворцов. Наиболее значительным из них был летний дворец короля Фердинанда I — Бельведер, построенный в новом королевском саду, разбитом неподалеку от пражского Града, за Оленьим валом, в 1538—1563 гг., возможно, архитектором Джованни Спацио при участии скульптора Паоло делла Стелла.

Расположенный на высокой террасе, двухэтажный, прямоугольный в плане дворец окружен аркадой на ионических колоннах. Колонны поставлены на пьедесталах, вкомпонованных в парапет террасы, а сверх аркады видны стены второго этажа (построенного после пожара 1541 г.) с чередующимися окнами и нишами, покрытого высокой, криволинейного очертания крышей (рис. 13).

Легкость и изящество пражского Бельведера соответствуют его назначению и местоположению среди сада с главной аллеей, замыкающейся одним из длинных фасадов дворца, перед которым в 1571 г. чешский мастер-литейщик Томас Ярош соорудил изящный «поющий» фонтан. Сад — создание итальянского архитектора Джованни Спацио и художника-садовода Франческо — сначала был невелик, и его партер симметрично членился главной и боковыми аллеями и замыкался стеной с нишами. Позднее сад был расширен немецкими и голландскими художниками: главная аллея была продлена на запад при помощи пергол, а пересечения аллей и дорожек подчеркивались статуями или водоемами.

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага. Летний дворец, 1538—1563 гг. Д. Спацио, П. Стелла, Б. Вольмут
Рис.13. Прага. Летний дворец, 1538—1563 гг. Д. Спацио, П. Стелла, Б. Вольмут
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага. Зал для игры в мяч, 1563—1568 гг. Б. Вольмут, А. А. Авосталис Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага. Зал для игры в мяч, 1563—1568 гг. Б. Вольмут, А. А. Авосталис
Рис.14. Прага. Зал для игры в мяч, 1563—1568 гг. Б. Вольмут, А. А. Авосталис
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага. Охотничий замок «Звезда», 1555—1556 гг. Д.Памбио, Д.Лукеза, Б.Вольмут, г. Тироль Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Прага. Охотничий замок «Звезда», 1555—1556 гг. Д.Памбио, Д.Лукеза, Б.Вольмут, г. Тироль
Рис.15. Прага. Охотничий замок «Звезда», 1555—1556 гг. Д.Памбио, Д.Лукеза, Б.Вольмут, г. Тироль

Изменения, происшедшие к этому времени в итальянской архитектуре, сказались на облике зала для игры в мяч в королевском парке (рис. 14), законченном в 1568 г., возможно, архитекторами Б. Вольмут и А. Авосталисом де Сала, — длинной и узкой одноэтажной лоджии с шестью арочными проемами. Главный и боковые фасады расчленены ионическими полуколоннами, поддерживающими раскреповки; венчающего здание антаблемента. Такое сочетание арочных проемов с ордером, массивность полуколонн, раскрепованный антаблемент и его выпуклый фриз делают эту постройку близкой к работам Палладио. Но богатая роспись главного фасада, выполненная в технике сграффито, наделяла и это здание известным своеобразием.

Последней значительной дворцовой постройкой XVI в., возведенной в Чехии Габсбургами, был королевский охотничий замок «Звезда» возле Праги (1555—1556 гг.), в постройке которого принимали участие архитекторы Джованни дель Памбио, Джованни Лукеза, Бонифаций Вольмут и Ганс Тироль (рис. 15). Здание имеет в плане форму шестиконечной звезды с невысоким купольным залом в центре и лестницей и пятью меньшими ромбическими в плане залами в ее концах. Фасады этого двухэтажного здания не имеют декоративной обработки, а внутри тонко выполненная штуковая декорация — самый ранний для чешской архитектуры пример такого убранства — покрывает кессонированные своды его помещений.

С начала XVI в. замки постепенно превращались из крепостей в загородные дворцы. Представители чешской аристократии стремились подражать королю и его двору в архитектуре своих замков, нередко приглашая для работы придворных итальянских архитекторов, но все же пражские королевские постройки XVI в. не нашли непосредственных подражаний среди чешских замков того времени.

В большинстве случаев замки не строились вновь, но перестраивались и расширялись, и архитектура старых частей не могла быть вполне изменена новыми перестройками, а новые пристройки иногда увязывались старыми частями в одно архитектурное целое. Иногда представители чешской знати отдавали предпочтение привычным для них формам чешской архитектуры, и отдельные итальянские архитекторы, работая в Чехии, старались сделать свои произведения более соответствующими общему характеру чешской архитектуры.

В более ранних замках рассматриваемого периода, каков замок Крживоклат, перестроенный в 1493—1502гг., готика господствовала в полной мере. То же относится и к замку Пернштейн, перестраивавшемуся после пожара 1457 г., где даже в перестроенной в XVI в. средней, жилой части, с ее крупными разделенными каменными переплетами прямоугольными окнами, сохранялись машикули и боевые эркеры. Оборонительный характер меньше чувствуется в замке Блатна, жилая часть которого была построена в начале XVI в., возможно, Бенедиктом Рейтом. Большие прямоугольные окна, разделенные каменными переплетами, обрамляемые профилированной рамкой с подоконником и карнизом, освещают все три этажа здания, объединенные треугольными в плане эркерами.

Дворы с аркадами, впервые примененные в Чехии в королевском замке в Брандысе на Эльбе (1550 г.), стали в это время почти обязательной частью чешских замков, как новых, так и перестраиваемых. Из перестроенных замков интересен Йиндржихув Градец, заложенный в начале XIII в. и сохранивший снаружи свой крепостной облик. Но внутри он был перестроен в 1559—1590 гг. итальянскими архитекторами Андреа Авосталисом, Балдассаре Майо де Вомио, Джованни Марио Факони и Антонио Комета. Они построили новый жилой корпус, трехэтажную галерею с арками на колоннах (рис. 16) расположили против него, а в углу, возле нового корпуса, сделали меньшую галерею с арками внизу и легкой восьмипролетной колоннадой с горизонтальным антаблементом наверху.

Для новых чешских замков XVI в. типичен прямоугольный план с расположением всех помещений вокруг центрального двора. Жилая часть замка стала больше, чем раньше, и располагалась на двух или трех сторонах двора. Четвертую сторону образовывала толстая стена. Обязательной стала двух-, трехэтажная галерея — аркада на одной, а иногда и на двух или трех сторонах двора. Большие прямоугольные окна располагались преимущественно в верхних этажах замка, все же придавая ему более дворцовый, чем крепостной вид. Эта схема композиции свойственна большинству новых чешских замков рассматриваемого времени независимо от национальности архитекторов и требований владельцев.

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Йиндржихув Градец. Замок: 1 — двор, перестроен в 1560—1590 гг. А. Авосталис, А. Комета, Д. Факони Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Йиндржихув Градец. Замок: 2 — большая аркада двора, 1582—1590 гг. А. Мелани
Рис.16. Йиндржихув Градец. Замок: 1 — двор, перестроен в 1560—1590 гг. А. Авосталис, А. Комета, Д. Факони; 2 — большая аркада двора, 1582—1590 гг. А. Мелани
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Нелагозевес. Замок, 1558—1593 гг. Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Литомышль. Замок, 1568—1573 гг. Д. Авосталис
Рис.17. Нелагозевес. Замок, 1558—1593 гг. Рис.18. Литомышль. Замок, 1568—1573 гг. Д. Авосталис

Таков замок Нелагозевес, построенный в 1559—1614 гг. (рис. 17). Хотя его основатель Флориан Гриспек пытался сделать замок похожим на французские, это сказалось лишь в появлении на четырех углах замка выступов, подобных крепостным бастионам, да в небольшой степени в трактовке ордера дворовой аркады. Указанная выше, типичная для чешских замков XVI в., схема композиции подчинила себе планировку этого замка.

Та же схема положена и в основу плана замка в Литомышле, построенного в 1568—1579 гг. итальянским архитектором Д. Авосталисом (рис. 18). Наиболее итальянскими по своему характеру являются трехэтажные галереи-аркады по трем сторонам двора и лоджия на верхнем этаже главного фасада; новой для чешских замков была акцентировка центра главного фасада порталом. Но типичны для чешской архитектуры: план замка, сложные по силуэту аттики и щипцы и роспись фасадов в технике сграффито — главного фасада в руст, а дворового — сложными сюжетными композициями.

Сады провинциальных дворянских замков обычно имели в XVI в. регулярную планировку, они располагались с боков или позади замка и сохраняли еще наряду с декоративными деревьями фруктовые деревья и виноградники.

Летние дворцы чешской аристократии в XVI в. редко окружались садами, однако примером такого сооружения был дворец в Кратохвиле (область Ческе Будейовице), построенный в 1582—1589 гг. архитектором Майо де Вомио на прямоугольном островке пруда в регулярном парке. Примером садового павильона XV в. является ротонда в саду возле замка Йиндржихув Градец, построенная в 1592—1597 гг. архитектором Д. М. Факони, — круглое, покрытое куполом здание с примыкающими к нему галереями. Высокая коническая черепичная крыша с фонариком и слуховыми окнами придает этой постройке своеобразный чешский характер (рис. 19).

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Йиндржихув Градец. Ротонда в парке замка, 1592—1597 гг. Д. Факони
Рис.19. Йиндржихув Градец. Ротонда в парке замка, 1592—1597 гг. Д. Факони
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Частословице. Замок. Главный зал, 1600 г. Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Бучовице. Замок. Убранство свода, 1580 г.
Рис.20. Частословице. Замок. Главный зал, 1600 г. Рис.21. Бучовице. Замок. Убранство свода, 1580 г.

XVI век внес некоторые изменения и в интерьеры чешских замков, где свойственные предшествующему столетию деревянные потолки на открытых балках превратились в кессонированные потолки с резьбой и росписью (зал замка в Частоловице, в области Градца Кралова, построенного около 1600 г., рис. 20), а сводчатые покрытия украшались штуковой декорацией, выполнявшейся иногда с большим мастерством, о чем свидетельствует убранство одного из залов замка в Бучовице, построенного в 1566—1587 гг. архитекторами Феррабоско из Лугано и Петром Габри из Брно (рис. 21).

Общественные здания. В XV и XVI вв. в Чехии не было создано новых типов общественных зданий, но были внесены некоторые изменения в архитектуру ратуш, школ и рынков. Несколько ратуш, начатых постройкой ранее, были закончены лишь во второй половине XV в. и целиком еще относятся к готике (Старогородская ратуша в Праге, ратуша в Таборе). В нижнем этаже Литомержицкой ратуши (около 1550 г.) еще сохранилась лоджия со стрельчатыми арками, но она уже не имела высокой угловой башни, уступившей место маленькой башенке, увенчивающей середину главного фасада (рис. 22). В других ратушах, имеющих такие же щипцы и аттики, как ратуши в Пльзене (1555—1559 гг., архитектор Дж. Спацио) или в Штрибро (1543—1549 гг.), башни возводились не в плоскости фасада, а над кровлей здания (рис. 23).

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Литомержице. Ратуша, 1550 г. Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Штрибро. Ратуша, 1543—1549 гг.
Рис.22. Литомержице. Ратуша, 1550 г. Рис.23. Штрибро. Ратуша, 1543—1549 гг.
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Млада Болеслав. Ратуша, 1554—1559 гг. Башня, 1771 г. Рис.24. Млада Болеслав. Ратуша, 1554—1559 гг. Башня, 1771 г.

Такие надстройки были нужны для того, чтобы подчеркнуть разницу между ратушей и жилым домом. При всем различии между этими типами зданий форма окон в ратушах — прямоугольных, разделенных на двое и обработанных профилированной рамкой с карнизом — повторяет форму окон городских жилых домов XVI в. Так же точно напоминают о жилой архитектуре и порталы ратуш XVI в. (например, порталы ратуш в Пльзене, Штрибро и Прахатицах, 1570—1571 гг.) или аттики и щипцы, расчлененные пилястрами и антаблементами и украшенные волютами и фиалами.

Наконец, широко применялась в обработке фасадов чешских ратуш XVI в. и сграффитовая роспись фасадов (ратуши на Градчане в Праге, Пльзене, Штрибро, Прахатицах и Млада Болеславе, 1554—1559 гг., рис. 24). Лоджии-аркады чешских замков XVI в. также нашли некоторое отражение в крыльцах ратуш с поддерживаемыми колоннами сводами и арками над верхней площадкой, и в таких зданиях, как рынки, которые вместо прежних галерей с толстыми столбами и стрельчатыми арками окружались галереями с полуциркульными арками, опирающимися на капители тосканских колонн (рынок «Унгельт» в Праге).

Культовая архитектура. Наиболее значительными в области культовой архитектуры были работы по продолжению постройки крупных соборов XIV в. в Праге и в Кутной Горе, в которых в конце XV—начале XVI в. принимали участие такие крупнейшие чешские архитекторы, как Матвей Рейзек и Бенедикт Рейт. Они     естественным образом придерживались стиля Парлера, внося новые черты лишь в той степени, в какой это не нарушало гармонии целого. Так, М. Рейзек совместно с мастером Ганушем закончил в 1499 г. звездчатые своды алтаря собора в Кутной Горе, развивая принципы сетчатых сводов Парлера, а главный неф этого собора в 1540—1547 гг. получил лепестковые своды, типичные для манеры Рейта. 

Лепестковые своды Рейт применил в построенной им в начале XVI в. трехнефной     зальной церкви в Лоунах. Наконец, в начале XVI в. в некоторых храмах южной Чехии (в Собеславе, 1499—1501 гг., в Бехине, 1500 г., в Бельчице, 1515 г.) появляются лишенные нервюр ячеистые своды, аналогичные «алмазным» сводам некоторых позднеготических построек Польши и Литвы.

В XVI в. в Чехии в архитектуре церквей наряду с новым типом квадратных в плане помещений, какими пользовалась община чешских братьев, применялись и зальная церковь, и базилика со столбами, а также стрельчатые арки, наружные контрфорсы и окна с каменными профилированными переплетами.

Это сочеталось с новым декоративным убранством, что можно видеть не только в построенной в 1549—1554 гг. итальянским архитектором М. Боргорелли церкви общины чешских братьев в Млада Болеславе (рис. 25), но и в первом иезуитском храме Спасителя в Праге (1578—1583 гг.). Лишь позднее он получил ренессансный западный фасад с тремя порталами (закончен в 1601 г).

Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Млада Болеслав. Церковь общины чешских братьев, 1544—1554 гг. М. Боргорелли. Свод
Рис.25. Млада Болеслав. Церковь общины чешских братьев, 1544—1554 гг. М. Боргорелли. Свод
Архитектура Чехии эпохи Возрождения: Табор. Церковь, середина XVI в.
Рис.26. Табор. Церковь, середина XVI в.

В перестроенной в середине XVI в. городской церкви в Таборе над готическими стенами с контрфорсами и стрельчатыми окнами ренессансные щипцы были возведены не только над торцовыми, но и над боковыми фасадами (рис. 26).

В XV—XVI вв. сложился национальный чешский вариант архитектуры Возрождения. Первые элементы его появились еще в XV в. в поздней готике, когда в чешском городском жилом доме и замке-дворце появились ясность и простота композиции, большие окна, живописность фасадов, отвечающие мировоззрению чехов, выработанному в годы гуситских войн — борьбы чешского народа за социальную справедливость, национальную независимость и духовную свободу.

Формы архитектуры Возрождения появились в Чехии в первой половине XVI в. в постройках итальянских архитекторов, отразивших этапы развития итальянской архитектуры от раннего тосканского Возрождения (летний дворец) до Палладио (зал для игры в мяч) и маньеризма конца столетия. Но те же архитекторы, работая для чешских дворян и горожан, считались со сложившимися уже в чешской архитектуре приемами композиции зданий. Они внесли в чешскую архитектуру новые черты, но эти черты — ордер, аркады-лоджии, сграффито на фасадах — были тем, что помогало чешской архитектуре развиваться по тому пути, на который она вступила в XV в., усиливало появившиеся в ней тогда новые особенности и наиболее органично сливалось с ними, создавая специфический характер чешского Возрождения.

Итальянские (а в северных областях страны с 1570-х гг. и североевропейские) формы подчинялись композиции зданий, соответствовавшей бытовому укладу различных слоев чешского общества того времени и имевшей глубокие корни в предшествующем развитии чешской архитектуры. Этим объясняются и национальные особенности архитектуры XVI в., и ее родство с архитектурой соседних западно-славянских стран, Словакии и Польши.


Глава «Архитектура Чехии», раздел «Архитектура эпохи Возрождения в западноевропейских странах (вне Италии)», энциклопедия «Всеобщая история архитектуры. Том V. Архитектура Западной Европы XV—XVI веков. Эпоха Возрождения». Ответственный редактор: В.Ф. Маркузон. Авторы: 3. Вирт, П.Н. Максимов. Москва, Стройиздат, 1967

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер