Искусство Сербии 19 века

Глава «Искусство Сербии». Всеобщая история искусств. Том V. Искусство 19 века. Автор: М.Т. Кузьмина; под общей редакцией Ю.Д. Колпинского и Н.В. Яворской (Москва, Государственное издательство «Искусство», 1964)


С начала 19 в. в тесной связи с освободительной борьбой сербского, хорватского, словенского и других югославянских народов за национальную независимость складывается их искусство. При всех отличительных особенностях, объясняемых различием их общественно-политического бытия на разных этапах века, искусство Сербии, Хорватии и Словении объединяет ряд общих черт. Оно проходит значительный путь развития, на первых порах господствующее место в нем занимает классицизм, затем сильнее звучат романтические тенденции, но еще важнее те устремления к реализму, к правдивому отражению жизни народа, которые отличают лучшие творения сербских, хорватских и словенских мастеров 19 в. и которые становятся ведущими в искусстве последней трети века.

Многовековый турецкий гнет в значительной части югославянских земель, кровопролитные войны на территории страны, политическое бесправие привели юго-славянские народы к полному экономическому обнищанию, надолго затормозили развитие их национальной культуры и искусства. Не выдерживая всех тягот иноземного ига, порабощенные югославянские народы поднимали восстания.

***

К концу 18 — началу 19 в. растет национальное самосознание сербов, нашедшее отражение в творчестве писателей, историков, общественных и политических деятелей.

Разложение реакционного военно-феодального режима Османской империи, зарождение капиталистических отношений в ее недрах, хищническая система эксплуатации турецкими завоевателями сербов приводят к усилению массового сопротивления турецкой ассимиляции. Крупнейшее из антитурецких восстаний вспыхнуло в Белградском пашалыке под руководством Карагеоргия. «Когда в 1804 г. вспыхнула сербская революция,— писал Маркс,— Россия немедленно взяла под свою защиту восставших «райя» и, поддержав их в двух войнах, гарантировала им в двух договорах независимость их страны во внутренних делах» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 9, стр. 32.). После заключения Андрианопольского мира в 1829 г. Сербия стала самостоятельным княжеством, существующим на началах вассальной зависимости от Турции.

С этого времени становление сербской культуры идет все более быстрыми темпами. Возрастает значение периодической печати, создаются просветительские общества, организуется национальный театр в Крагуеваце, а затем в Белграде. Пробуждается интерес к народному творчеству, фольклору, развивается национальная романтическая литература, возглавленная преобразователем сербского языка Вуком Караджичем и его последователем поэтом Бранко Радичевичем.

Наряду с сербскими просветителями за создание национальной культуры выступили и художники — Арса Теодорович (1768—1826), обучавшийся в Вене, и Павле Джуркович (1772—1830), некоторое время работавший в России. Оба они были еще тесно связаны с традициями церковной позднебарочной живописи, однако, получив за границей академическое образование, оба тяготели к классицизму. В жанре портрета лежат их скромные достижения. Портреты Джурковича во многом еще наивны по характеристикам, статичны позы портретируемых, масса подробностей мельчит изображение, и вместе с тем это документы эпохи, в которых проявляется глубокий интерес художника к своим моделям, желание воспроизвести каждую индивидуальную черту, что видно, например, в портрете Вука Караджича (ок. 1820; Белград, Народный музей). В портретах Теодоровича больше мастерства, обобщенности. Торжественно строг представленный в рост, в парадном облачении епископ Кирилл Живкович (ок. 1800; Панкрац, епископский дворец), участник национально-освободительного движения. Правда, и здесь художник не смог удержаться от скрупулезно точного воспроизведения деталей костюма За счет снижения эмоциональности и силы образной характеристики.

Учеником Теодоровича был Константин Данил (1798—1873), один из наиболее Значительных сербских живописцев. Ранние годы художник провел в Темешваре (теперь Тимишоара, Румыния), мать его была румынкой, впоследствии он переехал в Сербию, с которой и связано неразрывно его искусство. Есть предположение, что Данил усовершенствовал свое образование в Мюнхене. Он много странствовал, расписывая иконостасы церквей в Панчево и других местах. Но лучшие его произведения — станковые работы, написанные с натуры портреты и натюрморты. Особенно значителен созданный им образ сурового, умного, полного сознания собственного достоинства архимандрита Павла Кенгельца (ок. 1830; Панчево, Сербская церковная община, видного историка того времени. Все внимание сосредоточил художник на его лице с высоким лбом, проницательно глядящими глазами, большой окладистой бородой. Резкая светотеневая моделировка подчеркивает лепку форм, прекрасный энергичный рисунок. В автопортрете (Тимишоара, Музей), портрете жены, портрете г-жи Вайглинг (Белград, Народный музей) Данил не только передает внешние характерные черты портретируемых, но стремится к раскрытию внутреннего мира человека, его мыслей и переживаний, и этим он отличается от своих предшественников и делает новый шаг по пути создания более глубокого художественного образа.

По-разному выражали сербские художники свое стремление к созданию национальной культуры: они обращались к темам национальной истории и фольклора, писали портреты выдающихся общественных и культурных деятелей, зачастую изображали портретируемых в национальных костюмах. Одним из первых обратился к теме национальной истории Йован Исайлович (1803—1885), художник очень неровный, но страстный, эмоциональный. Ему принадлежит наивно трогательная, но жесткая по краскам картина «Князь Милан на смертном одре» (1838—1839; Белград, Народный музей), включающая большое число портретов, а также серия литографий — портретов выдающихся деятелей Сербии: Петрониевича, Симича, Штроссмайера и других.

Исторические темы привлекали первую сербскую художницу — Катарину Иванович (1817—1882), получившую художественное образование в Вене. Но и в ее творчестве наиболее ценная часть — портреты; таковы парный портрет дочерей советника Станишича в национальных костюмах (1846), «Ребенок с соколом», изображенный на фоне пейзажа, автопортрет (1837; все — Белград, Народный музей), на котором предстает перед нами сама художница в расцвете молодости, красоты — обаятельная женщина с серьезным задумчивым взглядом.

В 1840-е гг. в сербской живописи все шире распространяются романтические тенденции, нашедшие выражение не только в проявлении интереса к темам национальной истории и фольклора, но и в большей эмоциональности художественно-образного решения, динамике рисунка, контрастах светотени, насыщенности колорита.

Страстным поборником национального сербского искусства был Димитрий Аврамович (1815—1855). В целях изучения памятников родной культуры он совершил ряд поездок по старым городам и монастырям Сербии. Он стремился сделать в области искусства то, что сделал его друг Караджич для сербской литературы: собрать и передать народу художественные ценности, созданные за долгий путь развития. В его зрелом творчестве классицистические черты уступают место романтическим. Одно из лучших его произведений — портрет Вука Караджича (1840; Белград, Народный музей) — отличается большой эмоциональной насыщенностью. Аврамовичу удалось создать правдивый образ ученого, общественного деятеля, борца за национальную культуру, близкого ему самому по взглядам и убеждениям.

Революция 1848 г. в Сербии не принесла решительных изменений и не сняла национального вопроса. Развитие капиталистических отношений во второй половине 19 в., рост процесса обезземеливания крестьянства, жестоко эксплуатируемого местными помещиками, а в некоторых областях и турецкими властями, привели в 60—70-х гг. к новому подъему национально-освободительного движения. Его выдающимся вождем и идеологом был Светозар Маркович, революционный демократ, чья деятельность была олицетворением глубокой связи передовой сербской мысли с демократической мыслью России того времени. В книгах

«Реализм в поэзии», «Поэзия и мышление» Маркович изложил основы реалистической эстетики. Воздействие эстетических взглядов Марковича сказалось на искусстве ряда художников, утвердившихся на позициях реализма.

В это время в сербской живописи меняется соотношение жанров: занимавший ведущее место в первой половине 19 в. портрет уступает место историческому, а затем бытовому жанру, наряду с портретом утверждается во второй половине 19 в. пейзаж.

В связи с подъемом национально-освободительного движения все большее число художников обращается к темам истории, пробуждающим патриотические чувства. Исторические темы привлекают Павла Симича (1818—1876) и Новака Радонича (1826—1890). К историческому жанру относится несколько театральная картина Стевана Тодоровича (1832—1926) «Гайдук Велько у своего орудия» (Белград, Народный музей), посвященная освободительной борьбе с турецкими завоевателями. Тодорович интересен и как педагог; из его художественной школы вышел ряд мастеров.

Исторические темы становятся основными в живописи художника-романтика, поэта Джуры Якшича (1832—1878), стремившегося всей своей деятельностью служить делу революционно-демократического движения. Трагичной была судьба Этого замечательного человека. Совсем еще юным учеником рисовальной школы в Пеште он принял участие в народном движении 1848 г. в Воеводине. С этого времени вся его творческая деятельность связана с борьбой за национальное освобождение. Вынужденный постоянно менять место жительства в поисках заработка, он принимается за любую работу: учителя гимназии или сельской школы, последние годы он жил в Белграде, работал корректором. Ни разу не пришлось ему принять участие в выставках. Ему принадлежат картины, с наибольшей взволнованностью и проникновенностью рассказывающие о борьбе сербского народа за свое освобождение: «Убийство Карагеоргия», «На страже» (70-е гг.; обе — в Народном музее Белграда). Правдиво и взволнованно воссоздает художник эпизоды недавних восстаний сербов. В картине «На страже» неровное, беспокойное освещение костра, резкая светотеневая моделировка форм, горячие коричнево-красные тона подчеркивают напряженность изображенной сцены, атмосферу сурового грозного времени. Измученные, но сильные духом повстанцы олицетворяют героизм и стойкость сербского народа, сражающегося за независимость. Патриотические настроения художника находят выражение и в портрете героя Косовской битвы сербов с турками в 1389 г. князя Лазаря (1856—1857) и в напряженно эмоциональном изображении князя Милана (1870-е гг.) (обе — в Народном музее Белграда).

В результате русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Сербия получила полную независимость. Однако вследствие ориентации правящих кругов Сербии на Австро-Венгрию австрийские влияния приобрели решающую роль в развитии экономической и культурной жизни страны, и только самые убежденные сторонники национальной культуры продолжали развивать ее традиции.

Выдающееся значение крестьянских масс в освободительном движении народа вызвало широкий интерес к изображению крестьянства в литературе и в искусстве.

Крестьянская тема занимает видное место в творчестве Джордже Крстича (1851— 1907), одного из самых глубоких мастеров реалистического сербского искусства.

Сын бедного крестьянина из Воеводины, ценою больших усилий он получил образование в художественной школе и в Мюнхенской Академии. Значительное воздействие оказало на него искусство Курбе. В своих картинах он часто изображает крестьян, стремясь подчеркнуть в них национально характерные черты; таковы величавая молодая крестьянка и тянущийся к ней мальчик в картине «Под яблоней» (1882; Белград, Народный музей). Оба они одеты в красочные народные костюмы и составляют неразрывное целое с такой же цветущей, прекрасной, как и они сами, природой. Такова полная грусти и встревоженности молоденькая крестьянка с кувшином в руке в картине «У источника» (1883; там же). Психологизм искусства Крстича сильнее всего проявился в картине «Анатом» (1880; там же, в которой художник создал образ ученого, мыслителя, полного внутренней силы и суровости. Темная насыщенная гамма коричневато-черных тонов подчеркивает напряженность, концентрированность мысли представленного человека. Здесь и в ряде его других работ сохранились черты драматического романтизма, связывающие их с произведениями предшествующего периода и составляющие своеобразный характер его искусства.

В пейзаже Крстич выбирал типичные для местного колорита мотивы, включая старинные постройки сербской архитектуры: «Монастырь Студеница» (1884), «Городок Чачак» (1884) и другие. Он умело передавал состояние атмосферы, то тихой и спокойной, то грозной, взволнованной, как в пейзаже «Местечко Баба-Кай» (1907; все — Белград, Народный музей), написанном сочно, широко, динамично.

Наряду с Крстичем в области жанровой и пейзажной живописи работал Милош Тенкович (1849—1890). Его пейзажи, простые и скромные по выбранным мотивам, полны воздуха и света («Пейзаж с коровами»). Проникновенностью и лиризмом отличаются его изображения людей труда. Целомудренно чист образ девочки-подростка в картине «Продавщица цветов» (1877; обе — Белград, Народный музей); на темно-коричневом фоне выделяется серьезное нежное личико девочки, озаренное печальным взором, и букетик ярких цветов в ее руках.

В отличие от Крстича и Тенковича, создавших ряд живых народных образов, но не увлекавшихся занимательностью сюжетов, Пайя Иованович (1859—1957) и Урош Предич (1857—1953) оставили большое число многофигурных композиций на самые различные сюжеты из жизни балканских народов. В наиболее правдивых своих произведениях они изображали народные обряды, обычаи, игры. В картинах Предича, прежде всего в его «Беженцах из Герцеговины» (1887; Белград, Народный музей), заметно внимание к характерам и судьбам простых людей, и этим они напоминают картины русских художников-передвижников. Однако наибольшую известность не только в Сербии, но и далеко за ее пределами получили внешне занимательные картины Иовановича, такие, как «Одевание невесты», «Бой петухов» (обе — Белград, Народный музей), раскрывающие своеобразную Экзотику быта Балкан. Мастерски нарисованные, нарядные по краскам, в большинстве своем они, однако, лишены глубоких характеров и значительных образов.

После происшедшего в 1893 г. реакционного государственного переворота и усиления реакции все большее распространение в сербской живописи получают идеи восхваления монархии, воплощенные в большие официальные исторические полотна. Проникающий с Запада модернизм также оказывает свое воздействие на сербское искусство конца 19 — начала 20 в.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер