Искусство Хорватии 19 века

Глава «Искусство Хорватии». Всеобщая история искусств. Том V. Искусство 19 века. Автор: М.Т. Кузьмина; под общей редакцией Ю.Д. Колпинского и Н.В. Яворской (Москва, Государственное издательство «Искусство», 1964)


По сравнению с сербским искусством светское хорватское искусство несколько запаздывает в своем развитии. Однако и в этой экономически отсталой, бедной провинции Австрии на протяжении 19 в. все шире распространялись идеи национального освобождения. Яркое выражение они нашли в «иллиризме», общественно-политическом и культурном движении, которое достигло широкого развития в 30—40-е гг. под руководством Л. Гая, С. Враза и других, выступивших за автономию Хорватии, за сближение всех славянских народов. С деятелями иллиризма был связан первый крупный художник Хорватии — Векослав Карас (1821—1858), проживший недолгую, трагически оборванную самоубийством жизнь.

В трудных условиях отсутствия национальной художественной школы складывалось искусство этого мастера. Сын бедного ремесленника, Карас ценой фанатической приверженности к живописи и всевозможных лишений нашел свой жизненный путь. Ему помогли поехать учиться живописи в Италию хорватские патриоты. С 1838 г. почти десять лет провел Карас в Милане, Флоренции, Сиене и Перудже, где копировал произведения художников Возрождения. В Риме он сблизился с мастерами назарейской школы, под воздействием которых написал картину «Моисей, оставленный матерью на берегу реки» (1842—1843; Карловац, Галлерея). Здесь же он познакомился с великим русским художником — Александром Ивановым. Привлекали молодого хорвата и образы реального мира; об этом говорят его зарисовки и акварели, сделанные с натуры: отдельные народные типы, уличные сценки. В картине «Девушка с лютней» (1845—1847; Загреб, галерея Югославской Академии) выявляется зрелое мастерство художника, его внимание к изображению внутреннего мира человека, его музыкальность в построении линейных ритмов и некоторая жесткость ярких, насыщенных красок.

Лишившись материальной поддержки с родины, в канун назревавших событий 1848 г. Карас вернулся в Хорватию. О его связях с вождями иллиризма свидетельствует написанный портрет Станко Враза (1851; не сохранился). Некоторое время он живет в Боснии, а затем в Карловаце и Загребе (1852—1856). На родине он пишет портреты ученого-экономиста Мишко Крешича и его жены Анны Крешич (Загреб, галлерея Югославской Академии), детские портреты, резко отличающиеся от работ итальянского периода. Кажется, что художник нарочито вступает на путь примитивизации формы; отказываясь от холодной надуманности назарейцев, он стремится найти свой стиль, быть ближе к жизни. Он добивается большой жизненности и глубины раскрытия характера в портрете Бриглевича (Загреб, собрание Ткальчич-Кошчевич); на темном фоне контрастно выделяются его седые волосы, внимательно-зорко всматриваются глаза. В этом портрете нет и следа той жесткой манеры исполнения, которая была присуща ранним работам Караса. Одной из лучших его работ является автопортрет (50-е гг., не сохранился). И все же достигший зрелости талант не получил возможностей полного раскрытия. Тяжелые репрессии со стороны австрийской абсолютистской монархии, отсутствие той почвы, того понимания и поддержки, которых он искал на родине, вызывают глубокую депрессию у художника. К трудным условиям постоянной борьбы за существование присоединяется драма личного характера. Карас уходит из жизни.

Реалистические тенденции искусства Караса нашли продолжение в творчестве хорватских художников второй половины 19 в. В это время, так же как и в сербском искусстве, наряду с портретом развивается бытовой и исторический жанр, а также пейзаж. К 1870-м гг. Загреб становится одним из видных культурных центров на Балканах. Здесь организуется художественно-промышленная школа, общество друзей хорватского искусства, устраиваются выставки (в том числе даже международная). Ведущим направлением в искусстве этого времени является реализм.

Реалистические устремления выявились в творчестве Фердо Кикереза (1845—1893), учившегося живописи в Загребе, а затем в Мюнхене. Сочно и живо написаны им с натуры портреты и пейзажи, залитые солнцем и светом, раскрывающие красоту родной страны. В картинах же на сюжеты национальной истории («Коронование Звонимира»; Загреб, галерея Югославской Академии) и фольклора («Королевич Марко», «Косовская девица») появляются некоторые черты надуманности, театральности.

Все чаще хорватские художники обращаются к изображению народного быта, обрядов, труда. Крестьянская тема становится главной в творчестве Николы Машича (1852—1902). Типичен и своеобразен образ старого крестьянина, сурового и деятельного, в картине «Личанин» (то есть житель области Личко Поле; 1880). В картинах «Девушка с кувшином», «Девушка, пасущая гусей у реки» (1880; все — Загреб, галерея Югославской Академии) пейзаж, жанр и портрет сливаются в единую живую, правдивую и поэтическую картину. Бегущие облака, яркий солнечный свет и резкие тени, богатство цветущей летней природы воспевает Машич — лирик, поэт родной земли. Даже его натюрморты — глиняные кувшины, стоящие прямо на земле, или тыквы — живые зарисовки натуры, связанной с обыденной народной жизнью. 

С изображения крестьян и их труда начинал свою художественную деятельность Влахо Буковац (1855—1922), учившийся в Париже у Кабанеля. Его ранние картины, например «Черногорки по дороге на рынок» (1878; Загреб, галерея Югославской Академии), правдивы и непритязательны. Но черты идеализации, едва ощутимые здесь, становятся все более заметными в последующих работах. Типичной салонной продукцией являются его многочисленные работы, изображающие обнаженное женское тело, поверхностно развлекательны исторические картины. Буковцом написан и ряд портретов, например «Портрет Шпиры Тоцилья» (1883—1884; Сплит, Галерея искусств).

Подобно Влахо Буковцу, Целестин Медович (1857—1920) приобретает европейскую известность своими мастерски написанными пышными историческими и мифологическими композициями. Но не парадные сцены обручений или коронований привлекают нас теперь в творчестве Медовича, а его портреты («Старуха»; Сплит, Галерея искусств), пейзажи родного Дубровника или простые, по-крестьянски суровые натюрморты (Загреб, галерея Югославской Академии).

К концу века хорватские художники освобождаются от салонно-академического искусства. Реалистические тенденции удерживаются здесь вплоть до 20 в., о чем свидетельствует творчество Менци Клемента Црнчича (1865—1930). В это же время появляются первые произведения монументальной хорватской скульптуры, среди которых выделяются памятники поэту Качичу и Петру Прерадовичу, установленные в Загребе скульптором Иваном Рендичем (1849—1932), заложившим основы реалистической хорватской пластики. В мастерской Рендича начал профессиональное обучение выдающийся скульптор 20 в. Иван Мештрович.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер