Жилые дома и сооружения общественного назначения Франции XVII-XVIII вв.

Жилые дома

Лемюэ оставил нам сборник планов жилых домов XVII в, «для лиц всякого звания». Во всех планах замечается традиционное расположение: жилые помещения буржуазной семьи собраны вокруг одной главной комнаты, представляющей центр семейной жизни; впоследствии, когда план расширяется, переходят к обычному устройству особняка, с апартаментами, изолированными от улицы и состоящими в большинстве случаев из трех проходных комнат: приемной, спальни с альковом и кабинета.

В средние века постоянные опасности заставляли делать балконы закрытыми; начиная с эпохи Генриха IV, застекленные башенки старинных домов, служившие сторожевыми вышками, превращаются в открытые балконы.

В то же время начинает расти число домов, сдающихся внаем. Обычно нижний этаж занят торговыми помещениями. Так как купцы нуждаются в скромном помещении, расположенном поближе к магазину, для них устраивают низкий этаж, находящийся непосредственно над первым этажом; отсюда произошли современные антресоли. Затем уже следует ряд этажей — три и даже четыре, в которых теснятся семьи, чуждые одна другой.

Средневековье и даже эпоха ренессанса не знали такой группировки квартир (ее еще и теперь не усвоила Англия), — тогда каждая семья занимала отдельный дом; такие буржуазные кварталы, как площадь Вогезов или площадь Дофина, существуют только начиная с XVII в.

 

Госпитали и монастыри

В то время как архитектура особняков достигает пределов утонченной роскоши, некоторые религиозные общины, в суровых уставах которых выражался протест против распущенности   века,   придают   своим   сооружениям   характер строгости, присущий даже таким пышным аббатствам, как Сен-Дени и Валь де Грае.

Дом инвалидов, построенный Л. Брюаном, представляет тип величественной и строгой архитектуры XVII в.; его импозантность является следствием широкой концепции, воплощенной чрезвычайно просто. Отблески этого благородного стиля заметны и в построенной Габриэлем Военной школе. В качестве примеров госпиталей простого и благородного стиля можно указать в XVII в. — Сальпетриер (Л. Брюан), в XVIII в. — Отель Дье в Лионе (Суффло).

 

Школы,  научные учреждения, общественные здания

Эпохе Ришелье принадлежат строгие сооружения Лемерсье в Сорбонне; к эпохе Мазарини относятся менее выдержанные постройки Лево в коллеже Четырех наций. Национальная библиотека воздвигнута при Людовике XIV и Людовике XV. Обсерватория была построена Перро при Людовике XIV.

Театры начинают строиться только в XVII в. Один из первых театров — в Кардинальском дворце. Затем появляется «машинный зал» в Тюильри. В Версале, в продолжение всего царствования Людовика XIV, драматические представления происходили на временных сценах, устраиваемых в апартаментах или в парке; существующий там театральный зал построен только в 1753 г. Габриэлем. Архитектор Луи построил в 1773 г. бордосский театр, замечательный своим устройством входов.

В XVIII в. были сооружены великолепные общественные фонтаны, среди прочих — фонтан на улице Гренэль, строителем которого был скульптор Бушардон. Хлебный рынок был начат постройкой при Людовике XV. Первые рациональные проекты тюрем относятся к XVIII в. Городская ратуша в Реймсе и парламентский дворец в Ренне относятся к эпохе Людовика XIII; архитектором дворца в Ренне был С. де Бросс. Монетный двор был построен в 1678 г. по проекту Антуана.

 

Общественные сооружения

Напомним мельком о больших фортификационных работах, отчасти составивших славу Вобана. Наилучший из маяков нового времени, находящийся в Кордуане, был начат постройкой по проекту Л. де Фуа за несколько лет до вступления на престол Генриха IV.
 
Начало строительства больших дорог и каналов относится к эпохе Сюлли. Число монументальных мостов растет на протяжении XVII и XVIII вв., и до средины XVIII в. они строятся с повышенными арками. При Сюлли заканчивается Новый мост, при Людовике XIV строится Королевский мост, при Людовике XV — мост в Нейи.

Представителями этой отрасли искусства в то время были Перронэ и Готэ; в конце своей деятельности Перронэ дошел до смелой идеи совершенно пониженных арок в мостах Согласия и Сен-Максанс.

 

Памятники официального искусства

Среди грандиозных произведений архитектуры XVII и XVIII вв. нужно отметить памятники триумфального характера: ворота Сен-Дени, сооруженные Ф. Блонделем; ворота Сен-Мартэн — создание Бюллэ; Тронную арку, впоследствии разрушенную, — архитектора Перро; ворота в Лилле.

Большие города украшают свои площади симметричными зданиями и в центре неизменно ставят статую короля. Таковы: при Людовике XIII — Королевская площадь (площадь Вогезов); при Людовике XIV — Вандомская площадь и площадь Побед; при Людовике XV — площади в Нанси и в Бордо.

Площадь, называемая теперь площадью Согласия (1753 г.), является шедевром Габриэля, а может быть, и всей новой архитектуры: вспомним хотя бы ее широкий простор, ее перспективы на проспект и на реку, ее рвы, теперь засыпанные, ее величественные дворцы, смелые силуэты которых вырисовываются так четко со всех точек обширного пространства и оживляют его.

 

Поздние изменения архитектуры. Элементы современного искусства

Пышная архитектура угасает ко времени революции. Складывается новое общество, требующее нового искусства. Упразднение цехов открывает поле для новшеств, но не создает ничего нового; по крайней мере в течение полустолетия архитектура обречена на бесплодные поиски.

В последние годы старого режима ясно определилось тяготение к простым формам. Течение идей, подготовивших революцию, наложило свой отпечаток и на искусство; раскопки Пестума и Помпеи ускоряют реакцию, доставляя готовые типы. Революция сначала обращается к этим образцам и еще сильнее подчеркивает строгость и холодную правильность первых копий.

Экспедиция в Египет открывает другой древний мир, — отсюда архитектура в эпоху Консульства стремится стать египетской. Во время Империи она подражает римским моделям; романтическая школа 1830 г. потворствует подделкам под средневековую архитектуру.

Однако изменяются только типы сооружений; искусство, можно сказать, вынуждено жить капиталом прошлого в ожидании того, когда появится, наконец, оригинальная идея, утвердится новый принцип, соответствующий новому искусству.

К счастью, эта идея, этот принцип, по-видимому, начинают выявляться вместе с введением в остов зданий нового материала — железа. Только в начале XIX в. начинают пользоваться литьем из чугуна, чтобы перекрыть такие пролеты, где устройство сводов представило бы непреодолимые трудности. Один из наиболее ранних случаев применения чугунного литья — Хлебный рынок, купол которого относится к 1809 г.; здесь впервые был воздвигнут купол, равный по размерам куполу св. Петра, причем распор его воспринимался радиальными фермами и остроумная конструкция оставлена была совершенно открытой.

Чугунное литье, в данном случае замаскированное, было применено в не менее монументальном куполе в Вашингтоне. Что касается стропил из кованого железа, то они еще долго остаются делом слесарного производства, дороговизна которого ограничивает их применение.

Однако потребности растут. Большие промышленные предприятия и в особенности железнодорожные сооружения нуждаются в перекрытии площадей невиданного ранее протяжения; для создания таких ферм требуются металлические части необыкновенных профилей и размеров, которые удается получить только прокаткой.

С этих пор железо входит в обычное употребление, как составная часть конструкций, со своими формами, выражающими его роль и назначение. Утвердилось ли оно в числе архитектурных элементов? Парижский Центральный рынок и некоторые новейшие постройки дают доказательство этого. В Центральном рынке мы видим осуществление целого ансамбля форм, вытекающих из свойств примененного материала; это здание имеет свою физиономию, свой характер, — оно принадлежит искусству.

Как пример совершенно иного рода выразительности, можно привести большой зал Национальной библиотеки. В каменной стене, ограждающей зал от колебания температуры, заложен каркас из чугунных столбов, связанных со стенами таким образом, что последние не препятствуют свободному расширению металла. На этот каркас опирается железный костяк потолка, несущий на себе три ряда куполов, по три купола в каждом ряду, облицованных глазурованными изразцами. Здесь найдены не только формы, но и цветовые эффекты; отныне возникает новая система пропорций, в которой законы гармонии совпадают с законами статики.

Путь к этому открыт. Не трудно было бы доказать, что в этих начинаниях содержится нечто большее, чем одни обещания; но мы полагаем, что история архитектуры должна остановиться перед теми сооружениями, творцы которых являются нашими современниками.


Главы «Жилые дома», «Госпитали и монастыри», «Школы,  научные учреждения, общественные здания», «Общественные сооружения», «Памятники официального искусства», «Поздние изменения архитектуры. Элементы современного искусства» раздела «Архитектура Франции XVII - XVIII вв» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер