Архитектура Эстонии XVII — первой половины XIX в.

До 1561 г. Эстония входила в состав владений Ливонского ордена, а после его ликвидации оказалась под властью Швеции, Дании и Польши. С 1629 г. она вся находилась под властью Швеции, а в начале XVIII в. была присоединена к России. Все это, а также международные торговые связи Эстонии обусловили связи ее архитектуры с архитектурой других стран на протяжении XVI — 1-й половины XIX в. Внутренними причинами, влиявшими на развитие эстонской архитектуры, были развитие ремесел и торговли и зарождение в XVI в. капиталистических отношений, способствовавших возвышению бюргерства, и вызванные этим изменения в области мировоззрения (сказавшиеся в церковной реформации и распространении лютеранства). Войны XVI, XVII и начала XVIII в., ведшиеся и на территории Эстонии, препятствуя развитию архитектуры и ограничивая строительство, вызывали в то же время строительство укреплений.

Так, в 1532—1558 гг. в Таллине на юг и северо-запад от старой крепостной стены были возведены новые укрепления с бастионами, такой же бастион появился перед Вирускими воротами, а перед Карьяскими воротами появилась новая башня для артиллерии. В Нарве на рубеже XVI и XVII вв. к старой крепостной стене были пристроены новые бастионы.

Жилых зданий в это время строилось мало; больше перестраивались старые, что относится и к загородным усадьбам. Построенный в конце XVI в. дом Оржеховского в Тарту, известный по рисунку XVII в., имел фасад из трех частей, каждая из которых завершалась своим щипцом с волютами в духе нидерландско-немецкого Ренессанса. Близки к этим формам были и общественные здания Таллина XVI в. — не существующее теперь здание городских весов (1554) с высокой крышей, сдвоенными окнами и медальонами между ними и так называемый Государственный зал, пристроенный в 1590 г. к западной стене передней части Вышгородского замка.

Самым ценным памятником архитектуры Ренессанса в Эстонии является фасад таллинского дома Черноголовых (рис. 1), построенный в 1597 г. таллинским мастером А. Пассером (бывшим также и строителем крепостей, и скульптором, выполнившим в 1595 г. надгробный памятник П. Делагарди в таллинском соборе). Узкий симметричный фасад дома Черноголовых, увенчанный высоким щипцом с волютами, расчленен горизонтальными поясами и украшен порталом и рельефами: Христа и аллегорий Правосудия и Мира в щипце, герба Черноголовых над порталом, гербов важнейших ганзейских городов в междуэтажном поясе, голов короля Сигизмунда и королевы Уны во фронтонах нижних окон и скачущих Черноголовых в доспехах на плитах в простенках верхнего этажа. Церквей в это время строилось мало. Иоанновская церковь в Нарве (1641—1651, мастер З. Гофман Младший), предельно простая снаружи, зальная, трехнефная, имела круглые сужающиеся кверху столбы на высоких постаментах.

Со 2-й половины XVII в. в связи с более спокойной исторической обстановкой строительная деятельность оживляется и в архитектуре более заметными становятся формы барокко, на первых порах сдержанного, родственного северной Германии и влиявшим на нее Нидерландам.

В некоторых городах новая застройка велась по регулярному плану, как в увеличенном более чем вдвое Пярну с новой центральной площадью перед старыми Рижскими воротами и параллельной реке главной улицей. При реконструкции Нарвы после пожара 1659 г. новая застройка, придавшая городу большую целостность, велась по старым улицам. В 1686 г. по проекту видного шведского военного инженера Э. Дальберга были начаты постройкой новые укрепления Нарвы в виде пояса с шестью бастионами, не законченные к 1704 г., когда город был взят русскими. Также остались незаконченными укрепления Таллина, начатые постройкой в 1627 г., и укрепления Тарту. В Пярну от пояса из семи бастионов сохранились построенные по проекту Дальберга монументальные Таллинские ворота. В Курессааре, получившем права города в 1563 г., все четыре бастиона сохранились до наших дней.

Жилищное строительство XVI в. лучше всего представлено постройками Нарвы, восстанавливавшейся после пожара 1659 г. Дома были двухэтажными с гладкими стенами, резными каменными порталами в нидерландском духе и эркером-башенкой посреди фасада, на углу или на обоих углах, как можно видеть в доме бургомистра Шварца, построенном в 1686 г. мастером Ю. Тейфелем (рис. 2). В Пярну дома имели еще старозаветные высокие щипцы, но их детали иногда были барочными. Самым монументальным был дом Таубе в Тарту (1688), известный по рисунку того времени и имевший более широкий фасад, расчлененный пилястрами, и монументальную лестницу перед входом.

Пышные порталы и наружные лестницы были свойственны и общественным зданиям того времени — вроде ратуши в Нарве, построенной Ю. Тейфелем в 1670-х годах, с редко расставленными пилястрами фасада, стройной башенкой 1727 г. и скульптурными украшениями портала работы фламандского мастера Г. Миллиха (рис. 3). Близка к ней по формам и биржа в этом городе, законченная в 1704 г. по проекту архитектора и скульптора И. Г. Херольдта. В Пярну. в 1669—1688 гг. по проекту шведского архитектора Н. Тессина Старшего был перестроен для нужд университета прежний орденский замок. Новый фасад, известный только по рисункам, отличался строгостью и лаконизмом, характерными для этого архитектора. В Курессааре в 1663 г. было построено здание для городских весов, а в 1670 г. была построена ратуша со скромным барочным порталом.

Сдержанный, близкий другим странам Северной Европы характер архитектуры был к началу XVIII в. традиционным для Эстонии, почему присоединение ее к России в начале XVIII в. не вызвало резкого перелома в ее развитии, хотя строительство казенных зданий, руководимое из Петербурга, и постройка в некоторых эстонских городах отдельных зданий по проектам петербургских и московских архитекторов оставили свой след. Но все же большая часть эстонских построек 1710—1770-х годов следовала старым традициям, сочетая их с некоторыми элементами рококо.

Архитектура Эстонии: Рис. 1. Таллин. Дом Черноголовых, 1597 г., А. Пассер Архитектура Эстонии: Нарва. Дом Шварца, 1686 г., Ю. Тейфель
Рис. 1. Таллин. Дом Черноголовых, 1597 г., А. Пассер Рис. 2. Нарва. Дом Шварца, 1686 г., Ю. Тейфель
Архитектура Эстонии: Нарва. Ратуша, 1670-е годы. Ю. Тейфель Архитектура Эстонии: Таллин. Дом на улице Уус, 15, 1751 г.
Рис. 3. Нарва. Ратуша, 1670-е годы. Ю. Тейфель Рис. 4. Таллин. Дом на улице Уус, 15, 1751 г.
Архитектура Эстонии: Таллин. Дворец в Кадриорге, 1718—1725 гг., Н. Микетти и М. Земцов Архитектура Эстонии: Пыльтсамаа. Замок, зал, 1760—1770-е годы, И. М. Графф
Рис. 5. Таллин. Дворец в Кадриорге, 1718—1725 гг., Н. Микетти и М. Земцов Рис. 6. Пыльтсамаа. Замок, зал, 1760—1770-е годы, И. М. Графф

Среди немногочисленных жилых домов этого времени характерен дом на улице Уус, 15 в Таллине (1751, рис. 4). В нем на фоне гладких стен, прорезанных довольно крупными окнами, с мелкими переплетами выделяется изящный портал в формах рококо. Но в это время чаще строились примитивные деревянные дома в предместьях. Более интенсивным было дворцовое и усадебное строительство. Особое место занимает дворец в Кадриорге в Таллине, построенный в 1718—1725 гг. петербургскими архитекторами Н. Микетти и М. Земцовым (рис. 5). Убранство его фасадов имеет несколько плоскостной характер, свойственный петербургской архитектуре времени Петра I, но убранство главного зала с двумя монументальными каминами значительно богаче и родственно в некоторых отношениях североитальянскому барокко.

Но в других дворцах, возводившихся в усадьбах, видно больше сходства с образцами немецкого позднего барокко, особенно в их интерьерах. Это относится к усадебным домам в Сааре с интересным барочным залом и в Сагади, построенному в 1750 г. мастером Валлем и имевшим изящное убранство зала. В 1753 г. был построен дом в усадьбе Палмсе, а в 1755 г. — в усадьбе Хийу-Сууремыйза. В 1760—1770-х годах был перестроен старый орденский замок в Пыльтсамаа (рис. 6), интерьеры которого были отделаны в формах рококо в 1772—1774 гг. под руководством берлинского мастера И. М. Граффа, работавшего и в Латвии, где он отделывал интерьеры дворцов Бирона в Елгаве и Рундале, построенных Растрелли.

Связи с поздним немецким барокко видны и в здании губернского правления в Таллине, законченном постройкой в 1773 г. по проекту Я. Шульца, но интерьер зала этого здания выполнен уже в духе раннего классицизма. Лишь православная Екатерининская церковь в Пярну является образцом позднего русского барокко (1768, московский архитектор В. Яковлев). Лютеранская Елизаветинская церковь в том же городе (1747), построенная рижскими мастерами И. X. Гютербоком и И. X. Вюльберном, очень скромна, но имеет интересный портал. В Таллине в 1779 г. по проекту И. Гейста был построен барочный верх колокольни Преображенской церкви и в те же годы на кладбище Мыйгу сооружены барочная капелла Мантейфеля и ряд более скромных капелл на кладбище Копли.

Более заметными стали связи с русской архитектурой в 1770—1840 годах — в пору классицизма, хотя и с немецкой архитектурой связи не прерывались. Для Эстонии это время было временем экономического подъема, расширения внешней торговли, оживления строительства и расцвета архитектуры, соответствовавшего тому расцвету, который переживала в это время и архитектура всей Российской империи.

Проводившиеся русским правительством в широком масштабе работы по перепланировке городов коснулись и Эстонии, будучи особенно заметными в городах, пострадавших от пожаров (Тарту, 1775). По регулярному плану велось и строительство нового уездного города Выру. В жилищном строительстве новые черты больше всего сказывались в фасадах, тогда как планировка домов часто следовала старым традициям. Кое-где применялась и традиционная композиция фасадов с высокими щипцами, украшенными волютами. Иногда фасады членились пилястрами в верхних этажах; нижний этаж рустовался, а среднюю часть здания венчали фронтон или аттик. Таков дом на Ныукогудевяльяк, 8 в Тарту, где в рисунке оконных наличников еще видны отзвуки барокко (рис. 7).

Чаще фасады жилых домов не имели пилястр, но их довольно богатое убранство заключалось в наличниках окон, фризах и лепных гирляндах, розетках и медальонах. По общему характеру эти фасады близки архитектуре домов в северогерманских городах, уроженцами которых были многие мастера, работавшие тогда в Эстонии. Таковы таллинские дома на улице Уус, 10 (1791), на улице Пикк, 19 (рис. 8), на улице Рааматукогу, 2 с богатым убранством фасада, на улице Кохту, 2 (1798), некоторые дома в Курессааре, Пярну, Выру, Хаапсалу и др.

Архитектура Эстонии: Тарту. Дом на улице Ныукогудевяльяк, 8, конец XVIII в. Архитектура Эстонии: Таллин. Дом на улице Пикк, 19, конец XVIII в.
Рис. 7. Тарту. Дом на улице Ныукогудевяльяк, 8, конец XVIII в. Рис. 8. Таллин. Дом на улице Пикк, 19, конец XVIII в.
Архитектура Эстонии: Тарту. Ратуша, 1789 г., И. X. Вальтер Архитектура Эстонии: Выру. Церковь, 1793 г.
Рис. 9. Тарту. Ратуша, 1789 г., И. X. Вальтер Рис. 10. Выру. Церковь, 1793 г.

Усадебные дома этого времени обычно имеют три ризалита, средний, более широкий иногда увенчан фронтоном. Фасады зачастую членятся пилястрами, но портики еще редки. Примерами усадеб этого времени являются не сохранившаяся усадьба в Паде (арх. Ж. Б. Валлен Деламот), усадьбы в Сауэ, Ээсмяэ, Рягавере, Роозна-Аллику-Мыдрику и др. Из общественных зданий этого времени нужно отметить здание суда в Таллине, начатое постройкой в 1784 г. по проекту И. Моора, очень строгое по архитектуре и похожее на усадебный дом своими парадным двором и флигелями, а также ратушу в Тарту (1789, арх. И. X. Вальтер, рис. 9) со скромным убранством фасада и башенкой на коньке крыши. В те же годы были построены многочисленные почтовые станции и корчмы. Из церквей того времени более интересны лютеранская церковь в Валге, начатая постройкой в 1787 г. по проекту рижского архитектора К. Хаберланда, но законченная лишь в 1816 г., и церковь в Выру (1793, рис. 10). Наконец следует отметить Каменный мост в Тарту, законченный в 1783 г. (возможно, по проекту французского инженера Перроне) строением средней части, напоминающий триумфальную арку.

Период позднего классицизма (1800— 1840) был для Эстонии временем еще большего оживления строительства. В это время велись работы по улучшению санитарного благоустройства городов и упорядочению их застройки, в чем положительную роль сыграло распоряжение 1809 г. о применении разработанных в Петербурге альбомов «образцовых фасадов» жилых домов. Расширялось и жилищное строительство, особенно в Тарту, где основание университета в 1802 г. способствовало росту города.

Ведущими архитекторами были И. В. Краузе, И. А. Кранхальс Старший и Г. В. Гейст. Фасады жилых домов этого времени были строгими, даже торжественными. Их украшали лишь пилястры с фронтонами в центре и филенки с орнаментом между окнами первого и второго этажей. Таковы дом на улице Ныукогудевяльяк, 16 (арх. И. В. Краузе) и не сохранившиеся дома на улицах Калуры, Яама, Александри и др. Особняк на улице Кохту, 8 в Таллине еще монументальней благодаря своему шестиколонному ионическому портику (1811—1814, арх. К. И. Янихен).

Архитектура Эстонии: Тарту. Главное здание Университета, 1804—1809 гг., И. В. Краузе. Общий вид
Рис. 11. Тарту. Главное здание Университета, 1804—1809 гг., И. В. Краузе. Общий вид и план
Архитектура Эстонии: Тарту. Главное здание Университета, 1804—1809 гг., И. В. Краузе. План

Среди общественных зданий того времени заслуживают внимания главное здание Университета в Тарту (1804—1809, арх. И. В. Краузе, рис. 11) с рустовкой нижнего этажа, шестиколонным тосканским портиком и ионической колоннадой актового зала и построенная тем же архитектором в 1804—1805 гг. ротонда университетского анатомического театра (флигеля, 1825—1827). Видную роль в облике Тарту играли торговые ряды, законченные, в 1821 г. (рис. 12). Их колоннада замыкала одну из сторон прямоугольной площади с однотипными фасадами окружавших ее зданий и памятником фельдмаршалу Барклаю де Толли работы В. И. Демут-Малиновского в центре. В 1-й половине XIX в. продолжали строить почтовые станции и корчмы (рис. 13). Гладкие стены, упрощенные колоннады и высокие крыши придавали облику этих построек своеобразный сельский характер.

Усадебные дома этого времени по своей планировке и убранству фасадов и интерьеров приближались к дворцам. Портики теперь стали почти обязательными для новых домов и часто пристраивались к старым, а на дворовых фасадах стала обычной ротонда. Увеличилось число помещений. Появились комнаты для приема гостей и для игр, библиотеки, картинные галереи, зимние сады и т. п. Большой зал украсился внутренней колоннадой, хорами для музыкантов и галереей для оркестра. Из эстонских усадебных домов этого периода наиболее интересны дом с ротондой в Хыреда (около 1812 г., рис. 14), дом в Рийзипере с красивым залом (1821), дома в Саку (около 1820 г.), Райкюла, Мяо и др.

Архитектура Эстонии: Тарту. Торговые ряды, 1821 г. Архитектура Эстонии: Аудру. Корчма, начало XIX в.
Рис. 12. Тарту. Торговые ряды, 1821 г. Рис. 13. Аудру. Корчма, начало XIX в.
Архитектура Эстонии: Хыреда. Имение, жилой дом, около 1812 г. Архитектура Эстонии: Таллин. Никольская церковь, проект 1807 г., Л. Руска; построена в 1822-1827 гг. Шаттеном
Рис. 14. Хыреда. Имение, жилой дом, около 1812 г. Рис. 15. Таллин. Никольская церковь, проект 1807 г., Л. Руска; построена в 1822-1827 гг. Шаттеном

Среди церквей начала XIX в. интересна православная Никольская церковь в Таллине — кубическая с куполом и двумя колокольнями и портиком западного фасада (рис. 15). Проект ее был сделан петербургским архитектором Л. Руска в 1807 г., но, видимо, был изменен городским архитектором Шаттеном, построившим церковь в 1822—1827 гг.

Период классицизма в Эстонии был очень плодотворным и оставил большое количество ценных в художественном отношении построек, которые наряду с готическими придают как городам, так и сельским местностям страны своеобразный облик.


Глава «Архитектура Эстонии XVII — первой половины XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: В.Я. Вага. Москва, Стройиздат, 1969

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер