Градостроительство Англии XVII — начала XIX в.

Английские города средневековья складывались и развивались в основном как города «бургового» типа, т. е. росли возле замков феодалов или вблизи монастырей. Некоторые из них возникли на месте древнеримских городов I в. н. э. (Лондон, Честер, Линкольн и др.). Остатки их прежней строго регулярной планировки иногда еще прослеживаются в ядре современного города (сравните Честер и др.). Однако в таких городах в средние века неизбежно возникали замки и крепости, местоположение и особенности которых определяли дальнейший рост и планировку города, которая обычно была нерегулярной. В этом отношении интересен пример Лондона. Его описание в XIV в. говорит о наличии там в восточной части холма с крепостью (Тауэр), а в западной еще двух замков, хорошо укрепленных. В двух милях от Тауэра, в западной части Лондона, размещался королевский замок, имевший собственный пригород. Весь Лондон был окружен высокой и мощной стеной с семью воротами. Южная часть города тоже была окружена стеной с воротами. Известны, впрочем, примеры регулярной планировки и вновь создаваемых городов (Уинчелси, 1277 и др.).

Возникновение новых промышленных предприятий в сельской местности не способствовало росту английских городов в XVI в. В это время неизвестны примеры крупных замыслов и значительных композиций в городской застройке. Имеется лишь описание идеального города, созданного воображением Томаса Моора, в его «Утопии» (1516). Главный город «Утопии» имел регулярную планировку, будучи почти квадратным в плане; его более широкая сторона была обращена к реке, а более узкая — к холму. Дома его шли сплошной застройкой, без разрывов и выделений. Позади домов неразрывной лентой шел сад. Другие города «Утопии» были того же типа. «Кто знает один из этих городов, знает их все...» — говорил сам автор. Интересно, что города «Утопии» были ограничены в размерах шестью тысячами проживающих там семей. При увеличении численности жителей города за счет прироста населения излишек должен был в принудительном порядке переселяться.

В XVII в. Лондон оставался единственным городом Англии, в котором решались какие-либо градостроительные задачи.

Крупнейшему архитектору Англии того века — знаменитому Иниго Джонсу — следует приписать честь инициатора и творца первых композиций крупного плана, значение которых выходило за рамки частного строительства и которые имели бесспорное градостроительное значение.

В 1618 г. была организована Лондонская комиссия по строениям, задачей которой было регулирование застройки города. Одним из наиболее влиятельных и авторитетных членов этой комиссии был арх. Иниго Джонс. Важным градостроительным мероприятием Лондонской комиссии по строениям была планировка площади Линкольнс-Инн-Филдс.

Лондон до начала XVII в. не имел ни одной организованной городской площади. Что представлял собой этот город даже в 60-х годах того века, говорил известный искусствовед и архитектор XVII в. Джон Ивлин: «Я негодую и сожалею, что строительство (в Лондоне — Е. М.) представляет собой нагромождение неудачных и нелепых домов; что улицы в нем такие узкие и неудобные в самом центре и в наиболее деловых и оживленных частях... потому, что при этом создается лабиринт на самых главных проездах...» В рекомендациях комиссии было поставлено требование, чтобы планировка площади обеспечила «красивые и удобные обходы». Имелось в виду нечто подобное недавно отстроенной площади Вогезов в Париже, которую Иниго Джонс видел при проезде через Францию и которую он повторил затем в площади Ковент Гарден. Застройка площади Линкольнс-Инн-Филдс была осуществлена позднее. Однако имя Иниго Джонса осталось связанным с этим проектом и, в частности, с первым из построенных на этой площади домов, так называемым Линдсей Хаусом (1640) с его изящным замыслом, навеянным палладианскими композициями.

То, что не удалось Иниго Джонсу осуществить на площади Линкольнс-Инн-Филдс, он воплотил в площади Ковент-Гарден. В 1630 г. граф Бэдфорд, владевший обширной городской усадьбой к северу от Стрэнда, решил построить церковь, обещанную им прихожанам, проживающим в его владении. Сохранилось предание, что, пригласив Иниго Джонса для этой постройки, Бедфорд заявил ему, что он хочет построить «просто сарай». На это Иниго Джонс ответил: «Ну, что ж, тогда Вы будете иметь самый красивый сарай в королевстве!» Комиссия по строениям оказала определенное давление на Бэдфорда, чтобы принудить его очистить от строений значительную территорию и произвести там застройку, имеющую законченный архитектурный характер.
 
Общий проект планировки площади Ковент-Гарден, есть все основания полагать, принадлежал Иниго Джонсу. На западной стороне была построена церковь с портиком, напоминающая здания античности, с двумя домами по сторонам ее. Северная и восточная стороны были обстроены трехэтажными зданиями с аркадами в первом этаже (рис. 1). Южная сторона оставалась незастроенной, поскольку она примыкала к владениям Бэдфорда.

Архитектура Англии: Лондон. Площадь Ковент-Гарден, 1630 г., И. Джонс
Рис. 1. Лондон. Площадь Ковент-Гарден, 1630 г., И. Джонс

Площадь Ковент-Гарден была первой архитектурно-организованной площадью Лондона, и в этом смысле она оказала большое влияние на дальнейшее развитие градостроительных идей в Англии, особенно в конце XVII в. и в 1-й половине XVIII в., когда творчество Иниго Джонса высоко ценилось и он превозносился как основоположник архитектуры классицизма в этой стране, как гениальный создатель нового архитектурного стиля и новых архитектурных концепций в английском строительстве.

Иниго Джонс сделал еще одну попытку дать решение градостроительных задач при восстановлении лондонского собора св. Павла, разрушенного пожаром. В 1634 г. Иниго Джонс был назначен архитектором (производителем работ) Комиссии по реставрации собора. Не ограничиваясь восстановлением собора, к которому он пристроил грандиозный восьмиколонный с антами коринфский портик, Иниго Джонс поставил перед собой задачу организации соборной площади. Собор был окружен хаотическим нагромождением мелких построек — жилых домов, ларей торговцев, меняльных лавок; у самого входа в собор стояла церковь св. Григория. По указанию архитектора все эти постройки начали сносить. Однако снести церковь св. Григория из-за протеста ее прихожан не удалось. В 1640 г. Иниго Джонс предстал перед парламентом со своими объяснениями. Он произнес там прекрасную речь, в которой доказывал, что снос окружающих собор построек способствует красоте города, что великолепное здание много потеряет из-за отсутствия архитектурно-организованного пространства вокруг собора и т. д. Парламент, однако, из политических соображений принял сторону жалобщиков, и работы были приостановлены, а затем и вовсе прекратились.

Архитектура Англии: Лондон. Уайтхолл. План
Рис. 2. Лондон. Уайтхолл. План

В те же годы Иниго Джонс начал разработку проекта грандиозного королевского дворца Уайтхолл, — целого ансамбля зданий, которые должны были занимать площадь 350X226 м (рис. 2). Их градостроительное значение не уступало значению современных им построек Тюильри в Париже. Это был бы первый организованный ансамбль зданий такого масштаба в Лондоне и при том решенный в строгих формах классицизма. Значение ансамбля Уайтхолл было тем большим, что с его постройкой начиналась организованная застройка набережной Темзы — задача, практически решать которую английские архитекторы начали лишь спустя столетие.

Первая серия чертежей проекта была разработана в 1637—1639 гг. Спустя десять лет к той же теме вернулся ученик и помощник Иниго Джонса — Джон Уэбб. Однако и эта серия чертежей не нашла применения. После 1660 г. Джон Уэбб снова вернулся к теме Уайтхолла. Его последние чертежи были, вероятно, представлены Карлу II. В результате грандиозного пожара Лондона в 1666 г. проекты Уайтхолла остались неосуществленными, так как перед градостроителями были поставлены новые задачи.

В 30-х же годах XVII в. в Лондоне были начаты строительные работы крупного масштаба на южной стороне улицы Грейт-Куин-Стрит, где был возведен ряд однотипных построек в формах классицизма, и на площади Линкольнс-Инн-Филдс. Здесь было осуществлено строительство уже упоминавшегося Линдсей Хауса. Все здания на Линкольнс-Инн-Филдс, расположенные по строгой симметричной схеме, с центральным более высоким зданием были построены в формах классицизма. Площадь Линкольнс-Инн-Филдс была не только первой организованной площадью Лондона, но до конца XVIII в. оставалась самой крупной из его площадей.

Знаменитый пожар Лондона начался 2-го сентября 1666 г., 11-го сентября известный архитектор Кристофер Рен представил свой план восстановления и перестройки города. Помимо Рена планы реконструкции Лондона представил Джон Ивлин — архитектор-дилетант и знаток искусства, и Роберт Хук, по специальности математик, построивший, однако, несколько зданий.

Кристофер Рен (1632—1723) был сыном настоятеля церкви в Виндзоре. Он учился в Оксфорде, где главными предметами его занятий были математика, естествознание и медицина. В 1651 г. он получил аттестат, а с 1657 г. преподавал астрономию — сначала в одном из колледжей Лондона, а затем в Оксфорде. Ньютон считал его одним из лучших математиков его времени.

В 1661 г. король поручил Рену составление проекта фортификаций и порта в Танжере, но он отказался. В следующем году Рен начал проектировать свою первую постройку — Шелдонский театр в Оксфорде, за которым последовали другие постройки в Оксфорде и Кэмбридже. В 1665 г. Рен посетил Францию и в Париже познакомился с Бернини, с его проектом для Лувра и с самим строительством. Он привез из Франции много архитектурных книг и зарисовок.

Проект реконструкции Лондона был первым из крупных работ Рена. Из трех предложенных его проект оказался наиболее реалистичным, увязанным с живым городом (рис. 3).

Архитектура Англии: Лондон. План 1666 г., К. Рен
Рис. 3. Лондон. План 1666 г., К. Рен

Что представлял собой этот город в конце XVII в.? Главная часть города — Сити — располагалась на северном берегу Темзы между Тауэром на востоке и собором св. Павла на западе. За собором было застроено еще несколько кварталов и затем, за городской стеной, канал отрезал Сити от остальных частей Лондона. Сити был окружен каменной стеной с башнями и воротами. В этой беспорядочной мозаике кварталов проходили с запада на восток две основные магистрали города. Одна из них, соединявшая Вестминстерский дворец и аббатство с Тауэром, шла мимо Уайтхолла, у Чэринг-Кросс, где Темза образовывала угол, поворачивала на Стрэнд и Флит-Стрит, подходила к Ледгэйтским воротам Сити, затем мимо собора св. Павла, следуя за направлением Темзы, шла по Уотлинг-Стрит и Грейт-Ист-Чиип к Тауэру. Другая шла почти параллельно первой, но севернее ее, став одной из главных дорог через Хай-Холборн и Ньюгэйтские ворота. Она проходила внутри Сити по Чиип-Сайд к рыночной площади Вул-Черч-Маркет, где разветвлялась на три дороги.

Рен выделил в Сити два главных центра: у собора св. Павла, который начали перестраивать под его руководством, и у биржи. Перед собором св. Павла на пересечении двух улиц Рен создал огромную площадь, протянувшуюся до самых Ледгэйтских ворот. Биржу он поместил в центре большой овальной площади, окруженной различными правительственными зданиями, к которой сходились десять улиц. Южную магистраль Сити он выпрямил и сделал почти параллельной Темзе, расширив ее при этом до 27 м. Северную продольную магистраль Сити он тоже выпрямил и сделал широкой, но довел ее только до биржи. Площадь биржи на северо-востоке Сити и площадь перед входом в собор на юго-западе он соединил косой магистральной улицей такой же ширины. На северной магистрали располагались ратуша и здание компаний, на южной, возле Тауэра — таможня. В то время как в западной части города (у собора) господствовала относительно регулярная планировка кварталов, в восточной, где радиальные улицы шли от биржи во все части города и на их пересечениях с южной магистралью возникали площади, планировка несколько напоминала ленотровские парковые композиции. Сходного типа планировка была намечена Реном и к западу от Сити, за каналом. Восточная часть Сити у самой городской стены, не затронутая пожаром, была оставлена Реном без изменений.

Градостроительное значение проекта Рена трудно переоценить. Это был первый грандиозный и вместе с тем вполне реальный проект реконструкции существующего города, почти на два столетия опередивший проект реконструкции Парижа, предложенный Оссманом. Существенно и то, что это не был проект «идеального» города (которые во множестве создавались в эпоху Ренессанса), но реальный, привязанный ко всем основным жизненно-важным точкам существующего города. Преобладание деревянных построек усугубило — последствия пожара, опустошившего большую часть Лондона. Но вполне реальный, в сущности легко осуществимый проект реконструкции Лондона не был реализован, так как встретил упорное сопротивление погорельцев — владельцев земельных участков, не желавших перемещаться на новое место.

Дальнейшее развитие Лондона и его архитектурная организация проходили так же, как и в других крупных городах Европы. В городе постепенно возникали площади, ансамбли, которые затем соединялись соответствующей застройкой улиц, иногда отвечавшей уже новым вкусам. Кристофер Рен внес в этот процесс свою долю участия, завершив задуманный еще Иниго Джонсом и начатый Джоном Уэббом ансамбль в Гринвиче, предназначенный теперь для размещения госпиталя. К середине XVIII в. в Лондоне было создано уже около десяти крупных площадей: Беркли-Сквэр, Гросвенор-Сквэр и др. Однако центр градостроительных исканий во 2-й половине XVIII в. переместился в другой город.

Бат — небольшой городок с шерстяной промышленностью — с первых десятилетий XVIII в. начал привлекать к себе внимание благодаря наличию в нем целебных минеральных вод. Использованный затем как фешенебельная летняя резиденция короля он начинает в 20-х годах интенсивно застраиваться. С 1725 г. для Бата началась новая строительная эпоха. В этом году арх. Джон Вуд дал первые чертежи новой планировки города.

Архитектура Англии: Бат. План застройки
Рис. 4. Бат. План застройки

Джон Вуд, начинающий архитектор, которому тогда был лишь 21 год, увлекся планировочными проблемами, проектируя парк в поместье Бремхэм, в котором он подражал замыслам Ленотра. В Лондоне он познакомился с Робертом Гэй — владельцем крупных земельных участков в Бате — и склонил его произвести новую застройку по своим проектам. В течение короткого времени в руках Джона Вуда сосредоточилась планировка всей застройки Бата (рис. 4). Это была редкая для той эпохи возможность спроектировать и построить целый город по единому, предварительно разработанному плану. Воплощению этой творческой идеи Вуд посвятил всю жизнь. Последние элементы своего проекта, например Куинс-Сквэр, Вуд осуществлял уже на приобретенных им самим участках городских владений.

Работы Джона Вуда ассоциируются с древнеримскими постройками. Это выра¬жалось в частности в крупном масштабе застройки Саутс-Парейд (1743) и Цирка — круглой площади на пересечении Гэй-Стрит и Брок-Стрит (1753—1768).

Цирк был окружен 33 однородными зданиями. Расположение выходящих на площадь улиц подчеркивало монументальность и замкнутость площади и создавало исключительный градостроительный эффект.

Ансамблевая застройка Цирка была увязана по стилю и характеру с застройкой Гэй-Стрит. Две другие улицы, выходящие на площадь, спроектированные и застроенные сыном Джона Вуда, тоже отвечали общему характеру застройки. Заканчивать застройку Цирка пришлось Джону Вуду Младшему.

Архитектура Англии: Бат. Ройал-Кресент, 1767—1775 гг., Д. Вуд Младший
Рис. 5. Бат. Ройал-Кресент, 1767—1775 гг., Д. Вуд Младший

Еще более эффектной оказалась серповидная площадь Ройал-Кресент на другом конце Брок-Стрит, где на полуэллипсе, открытом в сторону прилегающего пригородного пейзажа, было возведено 30 идентичных зданий (1767—1775) с колоннами ионического ордера (рис. 5). На этой площади, спроектированной и построенной Джоном Вудом Младшим; и общий характер зданий, и самый масштаб их оказались значительно более эффектными и величественными. Площадь производит исключительно сильное впечатление.

Ройал-Кресент вызвал всеобщее восхищение и целый ряд последующих подражаний. В Бате был возведен в дальнейшем целый ряд «кресентов»: Кэмден-Кресент, Лэнсдаун-Кресент и др. Уже в 60-х гг. того века Кресент и Цирк, правда несравненно более скромные, были выстроены в Лондоне Дэнсом Младшим и т. д. На короткий период Бат стал влиятельным центром архитектурных поисков и градостроительных начинаний.

Пример целостной планировки новой части города, каким оказалась застройка Бата, был немедленно подхвачен в Шотландии, в застройке новой части Эдинбурга.

В противоположность старому городу Эдинбургу, расположенному страшно скученно на склонах холмов и разделенному на две части, новый город, размещенный в долине, получил возможность для свободной планировки своих кварталов. Потребовалось осушить болото, что и было произведено в 1763 г. На месте болота были разбиты сады Принс-Стрит.

Джеймс Крэг в проекте, избранном на основе конкурса, пошел дальше решений Джона Вуда и его сына в том смысле, что не ограничился композиционной связью города с окружающим его ландшафтом, как это было сделано в Ройал-Кресент в Бате, а ввел элементы природы в самый город, превратив его (один из ранних примеров практической застройки такого рода) в своеобразный город-сад. Принс-Стрит — главная улица нового города — оказалась органически связанной с широкой полосой садов. Вместе с тем здесь общий принцип английской архитектуры классицизма палладианской стадии, требовавший контрастного противопоставления свободных элементов природы и строго организованной архитектуры, был впервые в архитектурной практике Великобритании перенесен из частного поместья в организм крупного города. Расположенная к югу от Принс-Стрит, спроектированная Крэгом часть нового города была решена в классически строгой регулярной схеме с широкой центральной Джордж-Стрит, завершенной по концам замкнутыми площадями Сент-Сквэр и Шарлот-Сквэр.

Принцип строгорегулярной застройки, хотя и не так эффектно решенной, был использован и в проекте Роберта Рейда и Уильяма Сиббальда, предусматривавшем расширение нового города Эдинбурга к северу от Принс-Стрит (1806).

Предложенные для планировки площадей Иниго Джонсом — квадрат, Джоном Вудом Старшим — круг и Джоном Вудом Младшим — «кресент», наряду с обычной регулярной застройкой, остались наиболее существенными элементами градостроительных проектов английских архитекторов следующего XIX столетия.

Однако в том же XVIII в. идеи, предложенные в Бате, не остались без отклика в архитектурной среде Лондона. В 1766 г. Джон Гвинн, архитектор и писатель, издал свою книгу «Лондон и Вестминстер, улучшенные», в которой дал ряд смелых и интересных решений по перепланировке столицы Англии, во многом основанных на дальнейшем развитии градостроительных предложений обоих Вудов.

В начале XIX в. Джордж Дэне Младший сделал ряд практических предложений по регулированию Лондонской набережной, что еще в 70-х годах XVIII в. начал практически делать Роберт Адам в связи со строительством своих домов в Адельфи (рис. 6). Дэне сделал довольно искусный проект комплексной застройки набережной от Лондонского моста до Тауэра. Здесь он развил на несколько большей территории схему, предложенную Адамом, в том смысле, что поставил на высокие аркады, предназначенные для причальных устройств и служб, законченный комплекс зданий, однако с более выразительно решенным центром, чем это было сделано в Адельфи. Проект не был осуществлен. Дальнейшие усилия архитекторов Лондона дать существенные улучшения архитектурной структуры Лондона либо не имели успеха, либо сводились к отдельным и относительно скромным частным решениям.

Рассматриваемый здесь период завершается одним из наиболее грандиозных градостроительных начинаний английских архитекторов — проектом Риджентс-Парка в Лондоне и строительством Риджент-Стрит с дальнейшим включением Сент-Джеймс- Парка, Трафалгарской площади и западной части Стрэнда.

Архитектура Англии: Лондон. Дома Адельфи, 1768—1772 гг., Р. Адам Архитектура Англии: Лондон. Риджентс-Парк, 1811 г., Д. Нэш
Рис. 6. Лондон. Дома Адельфи, 1768—1772 гг., Р. Адам Рис. 7. Лондон. Риджентс-Парк, 1811 г., Д. Нэш

В 1811 г. двум архитекторам — Джону Нэш и Томасу Левертону — было дано задание дать проекты планировки парка на окраине Лондона на участке земли, принадлежащем королю. В задании предусматривалась организация будущей улицы, которая связывала бы этот парк с Вестминстером и Сент-Джеймс-Парком. Левертон ограничил свою задачу и, по существу, проектом улицы пренебрег. Джон Нэш необычайно широко подошел к решению проекта. В его эскизе получили дальнейшее развитие идеи, предложенные Крэгом в планировке нового города в Эдинбурге,— идеи города-сада (рис. 7). Он совместил в одном проектном решении элементы широко задуманного парка свободной английской планировки с прудами, рощами, лужайками и газонами и комплексы интенсивной городской застройки, размещенные на той же территории. Проект Риджентс-Парка явился в этом отношении новым словом в английском градостроительстве.

Архитектура Англии: Лондон. 1 — Парк-Кресент, 1812 г., Д. Нэш Архитектура Англии: Лондон. 2 — Квадрант 1819-1820 гг., Д. Мэш
Рис. 8. Лондон. 1 — Парк-Кресент, 1812 г., Д. Нэш; 2 — Квадрант 1819-1820 гг., Д. Мэш

Нэш, вместе с тем, не отказался от заманчивой перспективы спроектировать целую улицу и дал проект застройки Риджент-Стрит. Впоследствии ему было поручено спроектировать и Бакингэмский дворец. В итоге идеи его планировки распространились вплоть до Стрэнда. Однако общее изменение стиля уже сказалось на этом градостроительном комплексе. В то время, как Парк-Кресент (1812, рис. 8) и Квадрант (1819—1820) в этом проекте еще сохраняли единство монументального замысла, напоминая работы Вуда, застройка, например, Риджент-Стрит, в погоне за модной тогда «живописностью», несколько измельчена. Все же это было грандиозное и смело выполненное начинание, оказавшее известное влияние на дальнейшее развитие европейского градостроительства.

С 60-х — 70-х гг. XVIII в. начался промышленный переворот в Англии. Возникновение и рост пролетариата требовали обеспечения его жилищем. Однако в начале XIX в. эта новая, вставшая перед архитекторами проблема не могла быть решена. Джон Нэш пытался нащупать решение, наметив в одном из эскизов Риджентс-Парка место для бараков. Другие архитекторы хотели подойти к решению задачи, начиная с вопроса о рациональном типе жилища для рабочих. Так появилась, например, книга Джона Вуда Младшего «Серия проектов коттеджей, жилищ рабочего, приспособленных в равной мере для города, как и для деревни» (1792). Однако в целом решение этой проблемы было делом уже последующей эпохи.


Глава «Архитектура Англии XVII — начала XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: Е.В. Михайловский. Москва, Стройиздат, 1969

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер