Архитектура Рима эпохи Раннего Возрождения

На протяжении всего XV в. в Риме шла непрекращавшаяся борьба папства против римской знати и истощенных городов Италии, которые встретили возвратившегося из Авиньона главу церкви рядом антипапских восстаний. Наиболее могущественные патрицианские семьи, владевшие обширными землями в Лациуме, сделали Рим ареной политических схваток за власть; в XV в., как и раньше, они неоднократно выступали против того или иного папы, демагогически возглавляя восстания горожан (для которых изжившая себя городская коммуна еще сохранила былой ореол демократизма) с целью захвата папского престола или выгодных церковных должностей.

Отдельные представители римской знати и папы обращались за поддержкой к иностранным властителям: испанскому и французскому королевским домам, враждовавшим из-за неаполитанского наследства и всегда готовым захватить итальянские города и области, вследствие этого подвергавшиеся постоянным разграблениям. Моменты затишья вновь сменялись усобицами.

В этой сложной обстановке мелкие итальянские города постепенно потеряли свое экономическое могущество и политическую самостоятельность. К концу XV в. вокруг Милана, Флоренции, Венеции, Рима и Неаполя образовалось пять наиболее крупных государств. Но торгово-промышленные и ростовщические центры — Милан, Флоренция и Венеция — постепенно теряли зарубежные рынки, в то же время римское церковное государство политически все более укреплялось. Значение Рима в общественной и художественной жизни быстро возрастало.

Обмирщение идеологии проникло далеко, угрожая главным источникам доходов курии. Гуманизм и возрождение положительных знаний расшатывали обветшалое мировоззрение церкви. Поэтому наиболее дальновидные представители папства с большой решимостью старались использовать те настроения общества, которые они оказались бессильными преодолеть (гибкость и приспособленчество всегда были свойственны католицизму). Гуманистов начинают широко привлекать к работе в курии; со второй половины XV в. Рим поспешно менял свои средневековые одежды на новые. В руках пап к концу века снова сосредоточились огромные средства и вся полнота политической власти в Риме и в зависевших от него обширных владениях.

Если первые опыты строительной деятельности, несмотря на смелые замыслы, практически сводились лишь к попыткам освободить город от развалин и нечистот, восстановить пришедшие в упадок укрепления, поддержать опустевшие и разрушавшиеся христианские святыни, то в конце XV в. размах строительства стал уже весьма значительным. Стремление пап придать своей столице достойный облик способствовало развитию инициативы высшего духовенства. В Рим стали приглашать из всех областей Италии лучших строителей и художников. Так создались условия для расцвета римского зодчества в XVI в.

Рим, заложенный по преданию в VIII в. до н. э., в период расцвета Римской империи насчитывал от полутора до двух миллионов человек населения и выходил за пределы 20-километровых крепостных стен.

Расположенный когда-то на семи холмах (Авентин, Целий, Капитолий, Эсквилин, Палатин, Квиринал, Виминал) средневековый Рим умещался на территории бывшего Марсова поля и по берегам Тибра; на холмах же, среди античных руин, были разбросаны лишь монастырские угодья и позднее строились дворцы знати. В XV в. город занимал лишь четвертую часть прежней территории, а число его жителей не превышало 50 тысяч (рис. 1).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим, XV в. План города
Рис.1. Рим, XV в. План города: 1 — монастырь санта Тринита аль Монте; 2 — замок св. Ангела (Мавзолей Адриана); 3 — Оспедале Сан Спирито; 4 — фонтан Треви; 5 — палаццо Капраника; 6 — церковь Санта Мария делла Паче; 7 — церковь Санта Мария дель Анима; 8 — палаццо дель Говерно Веккио; 9 — Пантеон; 10 — церковь св. Апостолов; 11 — палаццо Канчеллерия; 12 — церковь Сан Лоренцо ин Дамазо; 13 — палаццо Венеция;14 — сад Сан Марко; 15 — церковь Сан Пьетро ин Винколи; 16 — театр Марцелла; 17 — церковь Санта мария ин Трастевере; 18 — церковь Сан Пьетро ин Монторио; 19 — Темпьетто; 20 — театр Помпея; 21 — мавзолей Августа; 22 — Колизей; 23 — арка Константина. Вверху справа — территория Рима в античную эпоху (римскими цифрами обозначены районы Августа) и в XV в. (заштриховано)

К началу XV в. город пришел в полное запустение. Лишь немногие сооружения античности сохранились в целостности (например, Пантеон, превращенный в христианскую церковь), некоторые были перестроены (Мавзолей Адриана, использованный в городских укреплениях), некоторые превращены в жилище (театр Марцелла), а большинство оставалось частично или полностью погребенными под 3-4-метровым слоем земли (форумы, Колизей, триумфальные арки).

Акведуки, которые в прошлом несли свежую воду на цветущие холмы Рима, уже давно перестали действовать, и единственным надежным источником водоснабжения была река. Заселенная низколежащая пойма реки подвергалась частым наводнениям, улицы, где бродил скот, были полны отбросов, в городе свирепствовала малярия, возникали эпидемии чумы и холеры.

Несмотря на то, что в XV в. становилось все больше просвещенных гуманистов, изучавших и коллекционировавших остатки античности, варварское разрушение памятников продолжалось. Сооружения превращали в каменоломни: камень и мрамор использовали как строительный материал, а мраморные скульптуры, следуя средневековой практике, все еще нередко пережигали на известь.

В 20-х годах XV в. была восстановлена деятельность античной магистратуры (Magistri Viarum), которая взяла под свою опеку дороги и улицы Рима; реставрировались стены города, мосты, замок св. Ангела и многочисленные церкви; усилиями папы Евгения IV (1431—1447 гг.) охранялись от разрушений Колизей и Пантеон, реставрировались базилики — св. Петра и Латеранская.

Первые серьезные попытки реконструировать Рим были предприняты лишь при папе Николае V (1447—1455 гг.) в связи с подготовкой к юбилейному 1450 году.

Задуманная реконструкция, известная по описанию флорентийского посла при Ватикане, хрониста Манетти, включала создание оборонительных стен, восстановление сорока важнейших (титульных) церквей, планировку и застройку Борго (жилого района между замком св. Ангела и базиликой св. Петра, впервые укрепленного папой Львом IV в IX в.), реконструкцию и укрепление папского дворца и коренную перестройку базилики св. Петра. Последние три пункта этой огромной программы, тесно связанные между собой, были первым со времен античности проектом большого архитектурного ансамбля в Риме. Предусматривалась застройка нескольких жилых кварталов для расселения папской курии вдоль трех обрамленных портиками улиц, которые вели, слегка расходясь веером, от площади у моста и замка св. Ангела к площади (279х56 м) перед базиликой св. Петра. Ядром всей композиции являлась базилика, раскрывавшаяся на площадь широкой лестницей из цветного мрамора (рис. 2).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Базилика св. Петра и Ватикан по рисунку XV в.
Рис.2. Рим. Базилика св. Петра и Ватикан по рисунку XV в.

Можно полагать, что основные идеи проекта исходили от привлеченного к реконструкции города Альберти и проводившего строительство Бернардо Росселино. На это же указывает и соответствие проекта принципам, высказанным Альберти в его трактате о зодчестве.

Борго, как представительный квартал, был выделен из структуры города и окружен стенами, пригодными для защиты и от внешнего врага, и от внутригородских волнений. Социальная дифференциация расселения, на которую так много обращал внимания Альберти, также отразилась в проекте Борго. Кварталы его должны были заселяться кроме членов папской курии менялами и ростовщиками, т. е. представителями наиболее «чистых» и богатых профессий, а также торговцами и ремесленниками, что было жизненно необходимо для независимого существования Борго в случае осады. По проекту квартал застраивался добротными домами, нижние этажи которых за выходящими на улицу портиками были заняты лавками и мастерскими, а верхние — жильем.

При жизни Николая V проект реконструкции Борго не был реализован, но население его все же быстро возрастало.

Незавершенными остались и другие части задуманной реконструкции. Строительство в Риме затруднялось изрезанностью рельефа, заболоченностью прибрежной территории, отсутствием дорог и остатками грандиозных античных сооружений. Поэтому из всей намечавшейся программы были выполнены в основном инженерные работы: восстановлены стены; укреплена цепь загородных мостов по Тибру и его притоку Анио, входивших во внешнее кольцо обороны; мостились улицы; был восстановлен водопровод (античный Аква Вирго), снабжавший городские фонтаны свежей водой и ожививший районы, удаленные от Тибра.

Новый этап в истории Рима наступил в годы правления папы Сикста IV (1471—1484 гг.), талантливого организатора, заслужившего своими мероприятиями прозвище «восстановителя города».

В своих эдиктах он ставил интересы города выше частных и, введя в комиссию магистратуры строителей и юристов, упростил проблемы сноса домов, прокладки улиц и их благоустройства по всей территории Рима. Один из эдиктов (1480 г.), предписавший очистку улиц от случайной застройки и снос домов, выступавших за красную линию предполагаемых улиц, помог упорядочить застройку города.

Продолжалось укрепление городских стен, дренирование и осушение болот (Кампо Марко между Борго и Трастевере), реконструирование мостов и прилегавших кварталов. Так, мост св. Ангела, получивший особенное значение вследствие переноса в 1480 г. папской резиденции из Латерана в Ватикан, был очищен от лавок; на левом берегу Тибра, на подходах к мосту, была освобождена от застройки площадь Сан Чельсо — важный узел, связывавший резиденцию пап с левобережным Римом.

От Сан Чельсо сквозь средневековый город шли частично благоустроенные при Сиксте IV дороги, соединившие Ватикан с уже восстановленными и вновь отстроенными главными церквами Рима, которые были окружены застраивающимися жилыми кварталами. Эти дороги, все больше освобождаемые от загромождавшей их застройки, спрямлялись и расширялись, постепенно превращаясь в основные магистрали города. Вокруг площади Сан Чельсо, как в ближайшем к Борго районе, разместились могущественные римские банки, мастерские ювелиров преимущественно флорентийских) и замечательные дворцы.

При дальнейшей реконструкции левобережной части города за пределы наиболее плотно застроенной территории были вынесены рынки — центральный (в будущем площадь Навона) и хлебный (Кампо деи Фьори), что освободило район от ввоза громоздких, загрязнявших улицы товаров.

К началу XVI в., несмотря на затраченные средства и усилия, Рим оставался, в основном, обширной неустроенной территорией, на которой античные развалины, болота, пустыри и сады перемежались с разобщенными вкраплениями новой застройки и отрезками замощенных улиц. Центр этого, все еще не вполне сформировавшегося города, составлял перенаселенный и далеко не благоустроенный район, выросший на подходах к площади Сан Чельсо и к мосту св. Ангела.

При Юлии II (1503—1513 гг.) начались лихорадочные работы по реконструкции папского дворца и Ватикана и возведению нового грандиозного собора св. Петра, повлекшие за собой благоустройство и интенсивную застройку прилегающего района. Одновременно со строительством дворцов и других зданий, существенно менявших лицо города, в эту эпоху проводился и ряд чисто градостроительных мероприятий. Была расширена и застроена дворцами проложенная в конце XV в. виа Алессандрина (примерно соответствующая одной из трех магистралей в неосуществленном проекте реконструкции Борго и позже названная Борго Нуово), соединившая площади перед замком св. Ангела и собором св. Петра. На правом берегу проложили улицу Лунгара, соединившую район Борго и комплекс госпиталя Сан Спирито с центром Трастевере, а на левом берегу, сквозь другой район интенсивного строительства, Браманте пробил параллельно Тибру улицу, названную в честь папы виа Джулиа, постепенно застроенную дворцами знати. В северо-восточном направлении, по берегу Тибра, к холму Пинчо была пробита улица Тор ди Нона, соединившая аристократический район у моста св. Ангела с монастырем Санта Тринита деи Монти, стоявшем на крутом обрыве. Здесь начинался район новых вилл и загородных дворцов, выстроившихся также и на западных окраинах города, среди окружавших его монастырских садов и вновь разбиваемых парков.

Заново проложенные улицы составляли основной костяк восстанавливаемой части Рима. Хотя они и не были связаны в единую композиционную систему, но своим регулярным начертанием, благоустройством, размещением на них новых, крупных зданий главенствовали в этом районе и определяли будущий масштаб многих ансамблей основной застройки.

Строительство продолжалось с тем же размахом и при Льве X (1513—1521 гг.). К 20-м годам XVI в. папский Рим, лучшие здания которого по монументальности и величию не уступали уже памятникам Рима античного, стал главным городом Италии.

На протяжении XV в. Рим, куда Брунеллеско и Донателло совершили одно из первых археологических паломничеств, был подлинным центром изучения античного зодчества. Однако, несмотря на то, что после Альберти и Росселино в римском строительстве доминировали флорентийские мастера *, архитектура (вопреки установившейся в науке точке зрения) имеет здесь особый, отличный от Тосканы, характер.

В Риме работали Баччо Понтелли (около 1450—1494 гг.), Мео дель Каприно (умер в 1501 г.), Себастьяно да Фиренде, Джулиано да Сангалло (в Риме с 1467 г.), Джакомо да Пьетрасанта (умер около 1495 г.) и многие другие. Документов об их деятельности сохранилось мало, и атрибуция большей части построек этого времени остается спорной.

Если палаццо Флоренции продолжали в своем развитии сложившийся там тип городского жилого дома, то дворцы в Риме на первых порах напоминали средневековые замки. Поскольку в Риме было еще много свободной территории, дворцы занимали значительные участки и имели зачастую два двора. При свойственной этим дворцам асимметричной свободной композиции плана жилой трех- или четырехэтажный корпус обычно занимал одну или две стороны главного двора, раскрываясь в него арочными лоджиями; по другим сторонам двора размещались низкие одно- или двухэтажные службы, конюшни и пр.

Римские дворцы, чаще всего построенные из травертина, имели одну или несколько башен, гладко обработанные стены, расчлененные одной или несколькими горизонтальными тягами и увенчанные зубцами, огромные (с каменными импостами посередине) окна главного жилого этажа. Эти черты римских дворцов явственно отличают их от флорентийских.

Большинство римских дворцов XV в. не сохранилось или изменено позднейшими достройками (палаццо кардинала Доменико Капраника, оконченное около 1450 г.; палаццо кардинала Родриго Борджиа, позднее Старая Канцелярия, начато около 1458 г.; палаццо кардинала Нардини,  позд¬нее дель Говерно Веккио, построенное в 70-х годах XV в., и др.).

Наиболее значительным сооружением этого рода является палаццо Венеция — старое жилище кардиналов — настоятелей церкви Сан Марко (рис. 3, 4).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. 1 — палаццо Венеция с церковью и садом св. Марка. Перестроено около 1465 г.; 2 — Оспедале Сан Спирито (дворик — по рисунку Летаруи). Начало перестройки 1471 г.
Рис. 3. Рим. 1 — палаццо Венеция с церковью и садом св. Марка. Перестроено около 1465 г.; 2 — Оспедале Сан Спирито (дворик — по рисунку Летаруи). Начало перестройки 1471 г.
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Палаццо Венеция. Портал Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Палаццо Венеция. Общий вид (слева виден портик церкви Сан Марко)
Рис.4. Рим. Палаццо Венеция. Общий вид (слева виден портик церкви Сан Марко) и портал

Перестройка его была начата около 1455 г. кардиналом Пьетро Барбо, который, став в 1464 г. папой Павлом II, расширил и обогатил этот дворец. Палаццо (зодчий его не известен * представляет собой часть комплекса, включающего древнюю базилику св. Марка, коренным образом реконструированную после 1464 г., и Малый дворец, так называемый «Сад св. Марка», построенный в 70-х годах XV в. Внешне палаццо сохраняет в основном средневековый характер: его стены увенчаны машикулями и зубцами, в угловой части здания, рядом с церковью Сан Марко, поднимается мощная башня; в расстановке окон главного этажа (piano nobile), которые первоначально обрамлялись двойными готическими арками, нет четкого ритма (см. рис. 4) . В конце XV в. эти окна были расширены и получили прямоугольную форму с тонко профилированными мраморными наличниками и крестообразными импостами (подобно окнам дворца в Урбино).

* В документах упоминаются имена многих архитекторов: Амадео, Франческа да Сеттиньяно, Мео дель Каприно, Джованни да Сангалло, Джакомо да Пьетрасанта. Вентури приписывает большую часть постройки Росселино, а лоджии малого дворца и порталы — Джованни да Трау. Некоторые исследователи склонны считать автором всего дворца Джулиано да Майано.

В новом духе создан и двор палаццо, две стороны которого частично обрамлены двухэтажными аркадами, формы которых весьма близки к двум первым этажам Колизея, но проемы имеют несколько более вытянутые пропорции. Неожиданная деталь— раскреповка антаблемента над колоннами — не вполне отвечает логике примененной тектонической системы.

Двухэтажные арочные галереи «сада», примыкавшего к угловой башне дворца (галереи были разобраны и перенесены по другую сторону церкви Сан Марко в XIX в. при сооружении памятника Виктору Эммануилу и разбивке площади Венеция) первоначально были окружены не помещениями, а лишь стеной с арками и проемами окон. Арки опирались в первом этаже на восьмигранные столбы (прием, весьма характерный для римских аркад второй половины XV в.), а во втором этаже — на ионические колонки. Своеобразны консоли под антаблементом аркады нижнего этажа, которые расположены по осям опор, а не служат замками арок, как обычно в тосканской архитектуре.

Характер галерей, окружавших «сад» или «малый дворец», позволяет предположить авторство Джакомо да Пьетрасанта, в то время одного из наиболее популярных в Риме мастеров каменных дел.

Джакомо да Пьетрасанта приписывают ряд портиков, пристроенных к более ранним церквам, например, девятипролетный портик церкви Апостолов (1475 г.) и пятипролетный — церкви Сан Пьетро ин Монторио, аркады которых в первом этаже опираются на столбы, а во втором — на колонны (аркада второго этажа портика церкви Апостолов была заложена в конце XVI в. К тому же времени относится венчающая портик балюстрада и реконструкция церковного интерьера), а также более поздний портик (около 1490 г.) и арочный двор с ионическими колоннами при церкви Сан Пьетро ин Винколи.

При реконструкции церкви Сан Марко к ней также (в 1468 г.) был пристроен суровый, поражающий размерами двухъярусный трехпролетный портик. В отличие от Колизея, по-видимому, послужившего прототипом, коринфские полуколонны устоев первого яруса перекрыты раскрепованным антаблементом и воспринимаются как контрфорсы (см. рис. 4).

Подобные портики и лоджии стали одной из специфических черт культового зодчества Рима во второй половине XV в. Они должны были скрыть незаконченные или сильно обветшалые фасады многих церк¬вей, придав их невзрачному облику значительность и парадность.

Во второй половине XV в. в Риме возводили и новые церкви. Композиция их, как правило, продольная: один неф с капеллами или трехнефная базилика с куполом перед алтарным хором. Главный фасад большей частью рассматривался как парадная кулиса, далеко не всегда органично связанная с находящимися позади объемами.

Церковь Санта Мария на площади у ворот дель Пополо (1471—1477 гг., рис. 5), значительно перестроенную при Сиксте IV, долгое время приписывали Мео дель Каприно, затем Андреа Бреньо и, наконец, Баччо Понтелли. Интерьер закончен в 1655 г. по эскизам Бернини.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим: церковь Санта Мария дель Пополо, 1471—1477 гг., Баччо Понтелли Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим: церковь Сант Агостино, 1479—1483 гг., Джакомо да Пьетрасанта (?)
Рис.5. Рим: церковь Санта Мария дель Пополо, 1471—1477 гг., Баччо Понтелли; церковь Сант Агостино, 1479—1483 гг., Джакомо да Пьетрасанта (?)

План церкви имеет форму латинского креста. Вдоль западной трехнефной ветви расположены капеллы, принадлежавшие родовитым семействам Рима (в том числе Киджи, герб которых помещен на фронтоне церкви). Средний неф перекрыт крестовым сводом. Фасад по высоте четко разделен ордером на две части, верхняя, соответствующая среднему нефу, заканчивается фронтоном. Переход от низких боковых нефов к средней части — задача, обычно представлявшая для архитектора одну из основных трудностей, обеспечивается как бы отрезками криволинейного фронтона, которые закрывают кровлю боковых нефов и хорошо связаны с карнизом боковых фасадов. В целом фасад церкви дель Пополо — одна из наиболее изящных и законченных композиций этого рода.

Церковь Сант Агостино (1479—1483 гг., рис. 5), является первым купольным сооружением Рима в эпоху Возрождения (построена, возможно, Джакомо да Пьетрасанта или Себастьяно да Фиренце). План ее имеет форму латинского креста с тройным продольным нефом. Фасад расчленен двумя ордерами, как и в церкви дель Пополо, но композиция его не органична и включает некоторые случайные элементы (например, изломанный карниз антаблемента в ордере первого этажа). Переход от боковых нефов к среднему отмечен волютами, которые встречаются и в некоторых североитальянских церквах этого времени (собор в Турине).

Необходимость бороться против эпидемий, неоднократно вспыхивавших в Риме (возможно, в связи с притоком паломников), побудила Сикста IV начать в 1471 г. перестройку Оспедале Сан Спирито (рис. 6), который вслед за миланским Оспедале Маджоре является крупнейшим для своего времени сооружением этого типа. Однако вследствие неправильной формы участка в планировке римской больницы меньше регулярности (рис. 3). Церковь расположена в углу участка, ядром композиции является главный Т-образный корпус. Три большие палаты примыкают к квадратному, перекрытому куполом залу. Наружный фасад, относящийся к XVI в., ныне изменен вследствие закладки проемов в открытых арочных портиках, выходивших на улицу.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Оспедале Сан Спирито
Рис.6. Рим. Оспедале Сан Спирито

Для понимания нового архитектурного стиля, сформировавшегося на рубеже XV и XVI вв. в Италии, большое значение имеет римское рядовое жилищное строительство.

Образцы жилых домов того времени сохранились в Риме в районе улиц Джулиа, деи Коронари, дель Говерно Веккио и др.

Из-за малых размеров участков и их неправильной конфигурации дома росли на 4-5 этажей вверх, и зачастую изрезанные очертания плана вызывали нерегулярную общую планировку и неправильную форму помещений. В первом этаже обычно размещали лавки и мастерские, а выше — жилье. В верхнем этаже обыкновенно устраивали лоджию, которую в XVI в. сменяет настоящая крытая терраса, называемая альтана.

Подобные дома с одной или несколькими квартирами на каждом этаже предвосхитили жилые дома буржуазного города (рис. 7-9). Характерным примером может служить дом на углу улиц Монсеррато и дель Пеллегрино, образующий в плане треугольник со срезанным углом; или дом на углу улиц Джулиа и деи Чиматори, в плане которого, несмотря на неправильный трапециевидный участок, сделана попытка упростить форму главных помещений путем устройства с помощью перегородок маленьких подсобных комнаток.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Жилые дома XV в.
Рис.7. Рим. Жилые дома XV в. 1 — Каза Вакка (ныне разрушен) на улице делла Виньячча; 2 — каза ди Фьяметта на улице деи Коронари; 3 — дом на улице деи Банки; 4 — палаццетто деи Турчи, 1500 г. на улице дель Говерно Веккио, 1500 г.; 5 — блокированный дом на улице дель Консолато
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Жилые дома XV—XVI вв.
Рис.8. Рим. Жилые дома XV—XVI вв. 1 — дом на улице дель Консолато; 2 — дом на углу улиц дель Пеллегрино и Монсеррато; 3 — дом на углу улиц Джулия и деи Чиматори
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Дом на углу улиц дель Пеллегрино и Монсеррато
Рис.9. Рим. Дом на углу улиц дель Пеллегрино и Монсеррато

Вследствие общей тесноты застройки дома обычно вплотную примыкали один к другому. Возникала необходимость в одном или нескольких световых двориках. Так, в доме на улице дель Консолато (район, где селились работавшие в Риме флорентийцы) имелось три световых дворика, соединенных между собой в первом этаже (см. рис. 8). 

В XV и XVI вв. в Риме был распространен и другой тип жилища весьма характерный также для рядового строительства Венеции (см. выше) — тип блокированного жилого дома, состоящего из нескольких расположенных одна над другой групп жилых комнат, снабженных каждая своим входом, торговым помещением и лестницей и предназначенных для одной семьи. Примером может служить блокированный дом на улице дель Консолато, конца XV в. (рис. 7).

Рядовые римские дома того времени обычно строили из кирпича, который нередко штукатурили и покрывали сграффито. Сохранились сграффито на фасаде дома на углу улиц Джулиа и деи Чиматори, где только арки и столбы лоджии оставались неоштукатуренными (рустованный контрфорс на углу, главный портал с рустованным обрамлением, окно над ним и балкончик являются результатом перестройки в начале XVI в.). Фасады другого дома — на углу улиц дель Монсеррато и дель Пеллегрино были покрыты полихромными сграффито. 

Первые этажи домов, представляющие собой ряды торговых помещений, часто облицовывали естественным камнем — туфом или травертином. Из этих материалов выполняли различные детали — порталы дверей, наличники окон, пояса и пр.

Фасады отличаются простотой. Тонкие горизонтальные членения фасадов соответствуют большей частью подоконникам каждого этажа и крупным проемам в лавочках первого этажа, иногда получающим форму лоджий или портиков. Во многих случаях верхние этажи домов XV в.  выступают над первым; для поддержания стены выпущены вперед концы деревянных балок, перекрытия, каменные консоли или ряды нависающих арочек.

О мастерстве безвестных строителей свидетельствует фасад скромного палаццо дель Драго. Несмотря на крайне беспорядочное расположение помещений в этом конгломерате более ранних построек, на различие их размеров и отсутствие единства несущих поперечных стен и опор и проемов по фасаду, архитектор сумел создать композицию, производящую впечатление законченности и высокой организованности. Объединив попарно арочные окна верхних этажей, он четкому и сильному ритму подчинил и неравные простенки между парами окон, и неравные проемы торговых помещений, сделав этот разнобой незаметным для глаза. Впечатлению строгой упорядоченности способствует и постепенно уменьшающийся кверху «флорентийский» руст. Но такой руст не характерен для римской архитектуры. Руст из камней разной длины применялся здесь для укрепления углов зданий и в обрамлениях отдельных проемов: главного входа в здание, окон второго этажа (который в рядовых домах, как и в палаццо, считался главным и выделялся на фасаде).

В Риме был весьма распространен равномерный руст, покрывающий целиком весь первый этаж. В XVI в. арочные проемы первого этажа, служащие входом в здание или торговое помещение, нередко пересекали у основания арки горизонтальным камнем, который продолжал рустованную поверхность простенка. Так получался проем, освещающий помещение даже при наглухо закрытом входе.

Рядовые жилые дома Рима свидетельствуют о чрезвычайно скромном применении ордера в массовом строительстве. Однако возможно, что крупные дворцы, например палаццо Канчеллерия (см. ниже), оказали влияние и на этот тип зданий, и ордер появляется в таком сравнительно скромном сооружении, как палаццо деи Турчи на улице дель Говерно Веккио (см. рис. 7), точно датированном надписью (1500 г.).

Прямоугольное пятиэтажное палаццо не имеет светового двора вследствие своих небольших размеров и углового расположения. Над лестничной клеткой — открытая терраса с голубятней над ней. Цокольный (или первый) и второй этажи рустованы и представляют собой как бы основание, на котором возвышается стена, ритмически расчлененная двумя ярусами пилястр (последний ярус соответствует двум этажам). Пилястры, карнизы и оконные обрамления выполнены из травертина, основные плоскости стен — кирпичные, неоштукатуренные. Полуциркульные окна третьего (главного) этажа имеют прямоугольные обрамления (ср. палаццо Канчеллерия). Интересно, что из-за отсутствия двора колодец устроен в единственном общем помещении первого (цокольного) этажа — вестибюле.

Кардинальские дворцы — первые примеры богатого жилого и официального репрезентативного строительства в Риме, хотя и не достигают типологической зрелости флорентийских палаццо, — все же имеют характерные особенности. В них отсутствует строгая регулярность, план асимметричен, двор не имеет важного значения в композиции. Выступающий руст заменен здесь тесаным камнем; в чередовании простенков и проемов допускается большая свобода, метричность их расположения не так строга. Отсутствует богато профилированный карниз — его четкие линии не заменили еще традиционное для средневековых укрепленных жилищ зубчатое завершение стены, вынесенное вперед на машикулях.

Римская архитектура в значительно большей степени, чем тосканская, определялась влиянием античных памятников, в изобилии сохранившихся кругом и нередко служивших основанием для новых зданий и источником строительных материалов и деталей. Аркады дворов римских палаццо, опирающиеся на восьмигранные столбы или сочетающиеся с ордером по типу аркад Колизея, массивнее, чем аркады Тосканы. Та же монументальная массивность свойственна церковным портикам, и в Риме особенно сильно сказывается в церковных интерьерах. Достаточно сравнить планы церквей Брунеллеско (Сан Лоренцо, Сан Спирито во Флоренции) с планами римских церквей, построенных в середине и второй половине XV в. (Сан Пьетро ин Монторио, Санта Мария делла Паче — см. Санта Мария дель Пополо и др.), чтобы увидеть, насколько сильны в них традиции, восходящие к бетонно-каменной технике античных сооружений.

В отличие от Флоренции, где фасады церквей часто оставались незаконченными, в Риме большое значение придавалось фасаду и устройству торжественного входа; портиков, порталов, паперти. Хотя фасады некоторых церквей (Санта Мария дель Пополо, Сант Агостино) заставляют вспомнить и о приемах расчленения стены, применных Альберти и Росселино, их лишенные заметного руста плоскости со свободно расставленными пилястрами резко отличаются от подчиненных строгому ордерному ритму фасадов палаццо Ручеллаи во Флоренции или Пикколомини в Пиенце.

Фасады римских церквей сильно отличаются и от их более ранних предшественников, разбросанных по Италии и повторяющих по большей части композицию римской триумфальной арки. Влияние древнеримских традиций на архитектуру Рима XV в. заметно и в ее крупном масштабе.

Строительство в конце XV и начале XVI вв. велось не только в самом Риме, но и за его пределами. Представители старой римской аристократии, получившей новое общественное значение вместе с высокими церковными должностями, возводили в своих владениях укрепленные жилища-замки. Сохраняя еще снаружи грозный крепостной облик, эти сооружения внутри были комфортабельны.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Браччано. Замок Орсини, 1470—1485 гг. Общий вид Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Браччано. Замок Орсини. Стены
Рис.10. Браччано. Замок Орсини, 1470—1485 гг. Общий вид Рис.11. Браччано. Замок Орсини. Потолок зала, стены и дворик
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Браччано. Замок Орсини. Потолок зала Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Браччано. Замок Орсини. Дворик

Таков замок Орсини (ныне Одескальки) у озера Браччано. Это суровое и величественное сооружение, включившее более ранние укрепления, было построено в 1470—1484     гг. и сохранилось почти без изменений. Углы треугольного в плане замка защищены стройными цилиндрическими башнями; стены прорезаны двумя рядами готических окон; двор, как и в городских палаццо, окружен аркадами на стройных колоннах; красивая, свободно скомпонованная наружная лестница ведет на верхнюю обводную галерею (рис. 10, 11).


Глава «Архитектура Рима», раздел «Архитектура эпохи Возрождения в Италии», энциклопедия «Всеобщая история архитектуры. Том V. Архитектура Западной Европы XV—XVI веков. Эпоха Возрождения». Ответственный редактор: В.Ф. Маркузон. Авторы: В.Ф. Маркузон (Мастера и памятники архитектуры Рима), Т.Н. Козина (Рим — город), А.И. Опочинская (Рядовая застройка). Москва, Стройиздат, 1967

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер