Внешняя архитектура готических церквей

Во внешнем виде церквей наблюдаются значительные различия в зависимости от того, является ли здание исключительно церковью, или к его основному назначению присоединяются также соображения обороны, превращающие церковь в крепость.

Неукрепленные церкви. — Рассмотрим прежде всего неукрепленную церковь, как наиболее распространенное явление. Здесь внешний вид еще сильнее, чем в романскую эпоху, подчеркивает внутреннее расположение. Достаточно изобразить массы, как мы это сделали на рис. 320 и 321 (Шартр, Париж), и по ним можно прочитать план здания. Трансепт обозначается завершающим его щипцом; круглый контур абсид, распределение капелл, относительная высота различных нефов — все отмечено с исключительной ясностью.

Внешняя архитектура готических церквей. Шартр, Париж
Рис. 320

Башни, с увенчивающими их шпицами, еще ярче характеризуют план здания. Иногда поднимается только одна башня — над пересечением нефов или посредине главного фасада; последнее расположение особенно пользовалось предпочтением в самый поздний период готики (Фрейбург *, Сен-Рикье).

Примечание: Фрейбургский собор (в Брейсгау) в своей восточной части и в трансепте (первая полов. XIII в.) относится скорее еще к романскому стилю. Центральный неф начат постройкой в 1253 г.; башня, принадлежащая к типу «поставленных на здание», выполнена в XIV в. См. Dehio, упом. соч.

В большей части соборов — две башни по углам фасада; в Лаоне и Реймсе они расположены на углах трансепта; в Шартре (рис. 320) и в больших нормандских церквах существует еще добавочная башня в том месте, где начинается закругление обхода хора. В Нормандии продолжается романская традиция повышенной секции, образующей фонарь. В центральной Франции этот фонарь заменяется деревянным шпицем (Париж, Реймс, Амьен).

Право иметь две одинаковые башни считалось привилегией некоторых церквей. В действительности же неодинаковые башни построены намеренно, по-видимому, только в тех церквах, где они относятся к разным эпохам: архитектор, строивший более позднюю башню, старался превзойти своего предшественника (Шартр, Амьен *).

Примечание: Асимметрия парных готических башен не может быть объяснена исключительно желанием «превзойти» более раннюю постройку, как это думает Шуази. Если аналогичное явление можно наблюдать в Шартре (где левая башня достроена в XVI в.), то в таком ведущем здании, как Амьенский собор, более поздняя башня меньше и скромнее своей предшественницы, что объяснялось исчерпанием экономических ресурсов строительства.

Из всех соборных фасадов ни один не производит впечатления такого спокойного величия, как фасад собора Парижской Богоматери. Нет человека, который не запомнил бы его мощи. Мы приводим его схему (рис. 321), чтобы показать, как прекрасно он согласуется с нефами собора. Ширина башен соответствует ширине боковых нефов, центральный неф продолжается в междубашенном пространстве; большая роза обрамлена щековой аркой первой секции; устои расставлены для воспринятия тяжести башен; наконец, галереи своими этажами прорезывают вертикали и по фасаду обнесены балюстрадами, которые служат масштабом.

Внешняя архитектура готических церквей. Шартр, Париж
Рис. 321

После фасада Парижского собора хронологически следуют Лаонский собор, Амьенский, Реймский, Страсбургский. Фасад Реймского собора, такой же изящный и величественный, как и фасад собора Парижской Богоматери, был начат в XIII в.; фасад Страсбургского собора относится к XIV в. *.

Примечание: План Страсбургского собора сохраняет расположение базилики, восходившей к XI в.; в 1179 г. была произведена перестройка хора; центральный неф возник на месте старой базилики в эпоху 1250—275 гг. Фасад мастера Эрвина, башня Упьриха Энзингера и венчающий ее ажурный конус И. Гюльца отняли не менее полутораста лет работы. См. Dehio, Das Strassburger Miinster, 1922.

Оборонные сооружения. — В эпоху непрерывных войн соображения безопасности не могли не приниматься во внимание при составлении планов зданий, даже таких, священный характер которых, казалось бы, делал их неприкосновенными. Говоря об окнах, мы уже отмечали, что утолщение подоконных стен вызывалось соображениями оборонного характера. Основания колоколен повсюду представляют собою башни, пригодные для обороны.

В общем, старались не привлекать внимания к средствам обороны, как бы рассчитывая на то, что святость храма сама собою оградит его от нападений. Только на юге, где еще живо было воспоминание об альбигойских войнах *, оборонные мероприятия не были замаскированы.

Примечание: Альбигойские войны (в начале XIII в.) — сопровождаемые исключительной жестокостью «крестовые походы» феодалов Северной Франции и Англии, под руководством папской инквизиции, против цветущих городов и земледельческих провинций французского юга (главным образом Тулузского округа). Предлогом было появление в данных местностях религиозной секты каторов или альбигойцев (по имени города Альби), возглавившей протест против поборов римской курии.

Здесь мы встречаем такие церкви, как собор в Нарбонне, в котором контрфорсы соединены между собою галереями с зубцами; на стенах собора в Безье возвышаются парапеты с бойницами, а церковь в Руайя имеет вид форта.
 
Собор в Альби, находившийся в самом центре религиозных войн, фланкирован башнями (рис. 310). Церковь Якобинского монастыря в Тулузе (рис. 309) завершается галереей, которая представляет собою каземат.


Глава «Готические церкви. Внешняя  архитектура» раздела «Готическая архитектура» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер