Римские ордера: коринфский ордер

Если судить по свидетельству Витрувия, то можно подумать, что главным ордером римлян был ионийский. В действительности же Витрувий является не столько выразителем своей эпохи, сколько последователем и сторонником греческой школы. Даже и в ту эпоху, в которую переносит нас его трактат, римским ордером по преимуществу был коринфский; только он один отвечал пышностью вкусу этого народа-завоевателя, и он почти всюду сопутствует великолепным архитектурным замыслам эпохи императоров. Его формы, как и формы обоих предыдущих ордеров, заимствованы у греческих городов, находящихся на римской территории, у эллинизма последнего периода. В этом подражании, многочисленные примеры которому мы находим в развалинах Помпеи, не приходится искать римского влияния.

Однако совершенно другую картину дают ордера Тиволи, Пренесты и Ассизи и даже обычные ордера империи; коринфский ордер живет в них духом Рима и отражает поочередно то суровую гордость, то несколько вялое изящество. Архитектура Тиволи и Пренесты современна поэмам Лукреция и отличается той же мужественностью и четкостью. Стиль памятников времен упадка империи будет так же тяжеловесен и перегружен, как и поэзия последнего периода.

На рисунке 326 сопоставлены два лучших образца римского коринфского ордера: строгий стиль Тиволи и роскошный коринфский ордер храма так называемого Юпитера Статора на Форуме. Сравнивая эти два стиля с греческими ордерами, мы ощущаем под общими формами греческого характера силу экспрессии, возводящую их на уровень самобытных произведений.

При сравнении же их друг с другом выявляется очень определенная разница: колонны Тиволи могучи, сомкнуты и несут легкий по пропорциям и простой по форме антаблемент; в храме Юпитера Статора эта легкость ствола колонны несколько чрезмерна, а карниз немного перегружен; ордер сохраняет еще в высшей степени величественный вид, но уже утратил идеальную соразмерность Тиволи и Пренесты; это первый признак того направления, которое будет непрерывно усиливаться вплоть до самых последних времен империи.

Вкусу общества содействует в данном случае один фактор чисто материального характера; до эпохи Августа для постройки употреблялись исключительно травертин и пеперин. Первый из них принадлежит к грубым вулканическим туфам, второй представляет собой пористый камень, более мягкий, чем мрамор, и хуже поддающийся скульптурной обработке. В начале императорской эры появляется мрамор; его плотное строение способствует умножению мелких деталей, которые постепенно затушевывают впечатление ясности и вносят запутанность в построение масс, бывшее таким свободным в старых ордерах из травертина. Введение мрамора позволило римлянам хотя частично вернуться к орнаменту и карнизу греческих мраморов. Перейдем к обзору главных частей коринфского ордера.

Примечание: Шуази считает, что умножение орнаментальных деталей в римской архитектуре эпохи Августа вызвано применением мрамора, который получает широкое распространение, начиная с этого времени. Такое объяснение, во всяком случае, недостаточно, ибо если орнаменты трудно выполнять в травертине и пеперине, из которых преимущественно сооружались постройки республиканской эпохи, то, при желании, архитекторы доавгустовского времени могли применять украшения из терракоты, издавна известные в Италии (см. A. della Seta. Italia Antica, Bergamo, 1922, p. 174).

Римские ордера: Коринфский ордер.  Тиволи и храм Юпитера Статора
Рис. 326 
Римские ордера: Коринфский ордер. Пьедестал  и  база
Рис. 327

 

Пьедестал  и  база

Обычно употребляется греческая база македонской эпохи с двумя валами и разделяющей их скоцией. Все варианты греческой базы находят применение в римском коринфском ордере.

Круглая база обычно плохо умещается на квадратном цоколе; римляне прибегают иногда для смягчения перехода к угловым грифам (рисунок 327, В). В примере, приводимом Плинием, эти грифы были обработаны в виде фигур животных — жаб или ящериц; в Спалато они принимают чисто геометрические формы.

Колонны Тиволи (рисунок 328, А) и Пренесты покоятся на сплошном цоколе; этот цоколь превращается в позднейшие эпохи, и особенно в восточных школах, в ряд отдельных пьедесталов, подобных изображенным на рисунке 328, D. Переход от непрерывного стилобата к отдельным цоколям хорошо виден в храме в Ассизи (В); причина, обусловившая этот переход, совершенно аналогична причине, побудившей греков установить пьедесталы вдоль фасада Эфесского храма: как в том, так и другом случае основание храма прерывается между колоннами ступенями лестницы. В лучшую эпоху римского зодчества пьедесталы допускаются только для пристенных колонн (Колизей, и т. д.).

Римские ордера: Коринфский ордер. Колонны Тиволи
Рис. 328 
Римские ордера: Коринфский ордер. Капитель. Формы и пропорции. капитель из Тиволи — Г и храма Юпитера Статора — S
Рис. 329

 

Ствол колонны

Обычным орнаментом ствола являются полуциркульные каннелюры, отчасти заполненные багетом. Кривизна профиля увеличивается по мере приближения к эпохе упадка; ствол приобретает даже ту вздутую форму, которой всегда умели избежать греки: вместо того, чтобы сокращаться по направлению от основания к вершине, диаметр колонны прежде увеличивается, достигает своего максимума приблизительно на одной трети высоты и потом уменьшается.

 

Капитель

Формы и пропорции — Капитель имеет греческую форму, за исключением одного различия в детали: плоская пальметта, являющаяся центральным мотивом греческой капители, заменяется выступающей волютой.

Видоизменения основного мотива в римском претворении хорошо видны в их хронологическом порядке по сравнительным изображениям на рисунке 326: А представляет собой архаическую капитель, В — капитель императорской эпохи. Разница между обеими сводится: а) к общим пропорциям; б) к относительной высоте и распределению листьев; в) к характеру разреза листьев.

Для того, чтобы дать наглядное представление об этом постепенном видоизменении, мы даем на рисунке 329 в большем масштабе обе типичные капители рисунка 326, т. е. капитель из Тиволи — Г и храма Юпитера Статора — S.

а) Общие пропорции. Наиболее древние дошедшие до нас капители, как и теоретическая капитель Витрувия, не превышают в высоту одного диаметра. В храме Юпитера Статора высота заметно превосходит диаметр, а в более поздние эпохи превышает его на целую треть.

б) Распределение листьев. Второй ряд листьев едва поднимается над первым в наиболее древних капителях (Тиволи, базилика в Пренесте, храм в Ассизи, храм Весты в Риме).  Пространство АВ сокращено до минимума; впоследствии второй ярус листьев удлиняется, чем и объясняется удлинение всей капители. То же видоизменение наблюдалось и у греков; мы указывали на малые размеры промежутков АВ как на признак древности; у римлян они являются признаком принадлежности памятника к доимператорской эпохе.

Начиная с эпохи Витрувия, т. е. с начала царствования Августа, оба ряда листьев сравниваются; таковы они на портике Пантеона, относящемся, по-видимому, ко времени Агриппы, и в храме в Ниме («Maison carree»), освященном внуками Августа; указанное видоизменение относится к последним годам республики.

в) Характер декоративных листьев. Листья древнейших капителей (Тиволи, Пренеста) подражают завитым листьям аканфа. В более поздние эпохи они представляют собой аканф с более гладкими краями или же лист оливкового дерева (Юпитер Статор). Большая центральная розетка архаической капители, отмеченная нами в ионийской капители Перузы и встречающаяся в Тиволи и Пренесте, исчезает в эпоху империи или, точнее, вырождается в скульптурный флерон посередине абаки.

Варианты коринфской капители. Сложные капители. — В дальнейшем следуют варианты совершенно произвольного характера, не поддающиеся классификации, так как они бесчисленны. Особенно плодовитой в этом отношении является галльская школа. Христианские базилики, для которых без всякого разбора пользовались античными коринфскими капителями, представляют нам в качестве орнамента то орлов, то лежащих животных, заменяющих волюты, то, наконец, оружие, сложенное, как трофеи. Убранство двумя рядами листьев казалось слишком пышным для маленьких капителей, и его охотно сокращали до одного ряда. Внутренний аттик Пантеона является примером такого упрощения стиля.

В других же случаях упрощение заключалось в упрощении самой обработки листьев; так, например, листья верхнего ордера Колоссея (Колизея) умышленно, для большей видимости на расстоянии, обтесаны только начерно (рисунок 330, R). Упомянем, наконец, о разновидностях, представляющих собой переходную ступень от ионийского ордера к коринфскому.

На рисунке 330, Т представлен так называемый сложный вариант с ионийской капителью на двойном ряде листьев. Эта комбинация тотчас же напоминает об ионийском происхождении коринфского ордера. Вспомним ионийский ордер Эрехфейона и представим себе, что пальметты ожерелья заменены листьями аканфа; тогда мы получим в общих чертах римский композитный стиль. Пример Г заимствован из арки Тита.

Римские ордера: Коринфский ордер. Варианты коринфской капители
Рис. 330

Что касается капителей формы S (рисунок 330), то они до такой степени связаны с обоими стилями, что возникает затруднение, к которому из двух их следует отнести. Они сохранили ионийский мотив Перузы и пропорции, приближающие их к коринфским ордерам. Подобного же рода расположение повторяется и в одном из римских храмов Пестума.

Коринфский архитрав в римской архитектуре расчленен, как и в греческой, на несколько гладких полос. Фриз делается обычно гладким; если же и встречается скульптура, то она не развивается, как у греков, в серию сюжетов, а сводится к повторяющемуся орнаменту; так, например в Тиволи это — рельефные гирлянды, поддерживаемые головами жертвенных животных и дополненные розетками, в Пренесте — жертвенные чаши, между которыми выгравирован крупным шрифтом текст надписи.

Фриз с гирляндами, упоминаемый Витрувием, известен только по памятникам Петры. В верхнем ярусе Колоссея (Колизея)  имеется коринфский антаблемент (рисунок 331, С), в котором фриз прерывается рядом консолей.

Римские ордера: Коринфский ордер. Варианты коринфской капители
Рис. 331

Фризы выпуклые или обработанные в виде гуська (рисунок 331, А), употреблявшиеся в Греции со времени постройки театра в Эпидавре, скоро находят подражателей в лице римских зодчих восточных школ. На Западе же эти мотивы появляются только к III в. (храм, называемый базиликой Антонина, В; арка «золотых дел мастеров» и т. д.).

 

Карниз

Коринфский карниз имеет значительный выступ и увенчан настоящим или ложным желобком. Присутствие этого желобка оправдывается в зданиях с фронтоном только вдоль длинных сторон здания, и, в крайнем случае, по наклону фронтона; действительно, он только там и встречается, и мы никогда не видим его у основания фронтона. Вообще этот венчающий жёлоб не должен был бы рассматриваться как часть карниза.

Примитивный карниз без модильонов. — Приведем два примера карниза, предшествующего эпохе официальной архитектуры империи (рисунок 332). Наиболее древний, т. е. карниз из Тиволи (А), повторяет в отношении отделки мотивы памятника Лисикрата, но с некоторыми видоизменениями, вызванными более торжественным характером сооружения, а также и свойствами самого материала, не допускающего такой обработки, как мрамор. Главное различие обусловлено различием в самом строительном материале: вместо зубчиков памятника Лисикрата, карниз в Тиволи имеет этот мулюр только в общей форме, так как более глубокая обработка на травертине была бы слишком рискованной.

Следует отметить (это относится настолько же к карнизу, насколько и к архитраву), что в профилях нет ни одной строго вертикальной или строго горизонтальной плоскости. Плоскости, кажущиеся на первый взгляд отвесными, являются на самом деле более или менее наклонными; определяющие их мелкие, как будто горизонтальные, грани образуют с первыми прямые углы. Это позволяет с точки зрения эффектов разнообразить игру светотени, а в техническом отношении избежать опасных острых углов. При равной затрате материала достигаются, таким образом, несколько больший рельеф, а главное — плоскости с различной игрой отражения, т. е. различные нюансы в освещении. Профили отличаются крайней четкостью; греческие мулюры облекаются плотью, нимало не теряя своего благородства, но приобретая вместе с тем оригинальный и чисто римский отпечаток. Мы видим в Пренесте те же общие приемы и те же детали; можно подумать, что оба эти здания вышли из одних рук.

Римские ордера: Коринфский ордер. Примитивный карниз без модильонов. Моделированный карниз
Рис. 332 
Римские ордера: Коринфский ордер. Различная форма модильонов
Рис. 333

Моделированный карниз. — Образец В (рисунок 332, храм в Ассизи), по-видимому, соответствует последним временам республики. Зубчики в антаблементе этого храма, собственно говоря, не являются нововведением, так как они существовали уже в зачаточной форме в Тиволи. Действительными же различиями являются необычайный до того времени капельник и присутствие модильонов под выносной плитой. Храм в Ассизи является древнейшим примером карниза с модильонами.

Примечание: Храм Минервы в Ассизи Шуази датирует последними годами Республики; в настоящее время его относят к эпохе Августа. (F. Noak. Не Baukunst des Altertums, S. 58).

Модильоны являются следствием увеличения откоса карниза. Примитивный, мало выступающий карниз представляет собой ряд очень маленьких, тесно прижатых друг к другу кронштейнов. При увеличении выступа карниза этот ряд кронштейнов кажется недостаточным, и его удваивают; так как конструкция должна быть тем легче, чем она больше выступает в первом ряду, то кронштейны второго ряда не сжаты, как в первом ряду, а поставлены на расстоянии друг от друга,— это и есть модильоны. Они напоминают общим видом дорийские мутулы и исполняют аналогичную роль. Витрувий не одобряет этой комбинации модильонов с зубчиками, противоречащей, по его мнению, доброй старой традиции.
 
Различная форма модильонов. — Модильоны храма в Ассизи (рисунок 332, В) имеют в месте своего прикрепления перехват, который мы встретим впоследствии и в храме в Ниме; они оставляют желать лучшего в отношении производимого впечатления, так как здесь не учтены требовании прочности. В некоторых случаях они принимают более простую и рациональную форму выступающего параллелепипеда, как например в ордере «садов Колонны» (рисунок 333, А).

Еще более рациональной и вместе с тем наиболее распространенной является форма консоли (рисунок 333, В). Нижняя часть модильонов украшается листьями, а промежутки между ними заполняются кессонами с розеткой. По мере приближения к зрителю декоративные детали делаются все более легкими и воздушными.

Этот двойной ряд кронштейнов, т. е. зубчиков и модильонов, придает карнизу чрезмерную высоту. В храме Юпитера Статора (В) высота одного только карниза равняется общей высоте архитрава и фриза. Помимо этого недостатка римский антаблемент является наиболее совершенным произведением римского искусства.

Обзор главнейших разновидностей коринфского карниза. Можно свести общие формы карниза, в соответствии с присутствием или отсутствием в них модильонов или зубчиков, к трем основным группам:

1. Цельный карниз с модильонами и зубчиками (храм Юпитера Статора, храм в Ассизи, форумы Нервы и Траяна, арка Тита, базилика в Помпеях, храм в Ниме, храм в Виенне).
2. Карниз с модильонами, но без зубчиков («Сады Колонны», храмы Венеры и Ромы).
3. Карниз с зубчиками без модильонов, другими словами, ионийский карниз в его чистой и простой форме (храм в Тиволи, базилика Пренесты, алтари Пантеона, храм Антонина и Фаустины).
 

Мы причисляем, конечно, к карнизам с зубчиками карнизы как с обработанными и с отделенными друг от друга зубчиками, так и с зубчиками в зачаточном состоянии, без разделки.

Таким образом, мы находим в римском карнизе, как и в капители, следы общего происхождения, связывающего ионийский и коринфский ордера. Ионийский ордер, давший начало коринфскому, зачастую передает ему свой карниз, а иногда, наоборот, заимствует у него модильоны; мы находим, например, такие модильоны на главном фасаде Форума. Напомним, наконец, в качестве совершенно исключительного варианта, случай, изображенный на рисунке 331, С, когда модильоны уже не составляют части карниза и превращаются в консоли, занимающие всю высоту фриза и выделяющиеся светлым пятном на тени, падающей от карниза. Этот смелый прием применен в ордере, венчающем фасад Колоссея; он как нельзя более подходил для завершения такого ансамбля, и художник очень кстати отбросил здесь традиционные формы.

Пользуясь ассимиляцией, римляне непосредственно перенесли формы колонн на пилястры или анты, чего никогда не позволили бы себе греки в лучшую эпоху искусства; капитель пилястра представляет собой обычно не что иное, как плоскую капитель колонны. Единственным ощутимым различием между колонной и пилястром является в данном случае полное отсутствие утончения ствола или сведение этого утончения к минимальному. Коринфский пилястр обработан вертикальными плоскостями.

 

Детали коринфского ордера

Фронтон. — При изучении греческих ордеров мы отметили видоизменения коринфского профиля в целях его приспособления к наклонной линии фронтона. Выносная плита получает большую глубину, а находящиеся под ней детали упрощаются. Наклонный карниз дорийского ордера обычно утрачивает мутулы, а карниз ионийского — зубчики. Это стремление к различным оттенкам не совсем чуждо и римскому искусству. Так, например на горизонтальном карнизе храма в Ассизи имеются модильоны, а в наклонном они отсутствуют.

Однако в скором времени перестают обращать внимание на эти тонкости; карниз фронтона ионийского ордера храма Фортуны Вирилис уже спрофилирован подобно горизонтальному карнизу; то же встречаем мы и в Пантеоне и во всех коринфских храмах имперской эпохи.

В Ниме боковые плоскости модильонов даже не были вертикальны; но обычно небрежность все-таки не заходит столь далеко, и модильоны фронтона изменяют, как показано на рисунке 333, А.
 
Подъем фронтона обычно более круто скошен, чем в греческой архитектуре. В то время как соотношение высоты фронтона не превышает у греков 1 : 4, в Риме встречаются примеры сокращения основания до отношения 1 : 2,5. Фронтон Пантеона является одним из самых крутых из существующих фронтонов. Его необычайная крутизна обусловлена, как мы увидим далее, перестройкой: тимпан, предназначавшийся первоначально для декастильного портика, был потом приспособлен, без изменения высоты, к восьмиколонному портику.

Римская архитектура допускает фронтоны по дуге круга и даже разрывные фронтоны, стороны которых обрываются, не достигая вершины. Эти причудливые неправильные варианты особенно распространены на Востоке; они встречаются в Баальбеке и Петре, а в Африке — в Тимгаде. На Западе им подражают, начиная со II в., в помпейской живописи и воплощают их в камень в термах Диоклетиана в IV в. н. э.

Соффиты. — Плафон коринфского портика обработан кессонами, причем, по возможности, по одному глубокому кессону на пролет. В центре кессона помещается большая розетка.

Отверстия. — Дверь коринфского ордера, самый яркий пример которой находится в Пантеоне, окружена в виде рамки наличником и завершается карнизом. До нас дошло два окна коринфского ордера. Одно — в храме Тиволи, другое — в базилике Пренесты; отверстия отличаются в обоих случаях чрезвычайно вытянутыми пропорциями с сильно подчеркнутым сужением кверху. Они украшены наличником с кроссетами и карнизами с консолями.


Глава «Римские ордера: Коринфский ордер» раздела «Архитектура Древнего Рима» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер