Архитектура Чехии XVII—XVIII вв.

Архитектура барокко появилась в Чехии в начале XVII в. Одно из первых сооружений в формах барокко — Матиашовы ворота Пражского Града, построенные итальянским зодчим Винченцо Скамоцци в 1614 г. Однако бурное развитие барокко началось позже и было связано с одним из самых тяжелых периодов в истории чешского народа. В 1620 г. в битве на Белой горе, расположенной всего в нескольких километрах от тогдашней границы Праги, объединенные силы католической реакции под знаменами Габсбургов нанесли решающее поражение чешским повстанческим войскам. Начался мрачный и длительный период насильственной контрреформации и онемечивания чешских земель, уничтожения самобытной славянской культуры чехов, искоренения еще сохранявшихся отголосков гуситского свободомыслия. Ведущую роль в стране наряду с немецкой знатью и верхушкой чешской католической аристократии стали играть иезуиты. Церковь и быстро разбогатевшие сторонники Габсбургов, стремясь всеми средствами упрочить свое положение и реализовать полученные преимущества, незамедлительно развернули широкое строительство, объектами которого были почти исключительно разнообразные культовые сооружения (рис. 1 и 2), а также многочисленные дворцы и загородные замки аристократии. В этих условиях возникла благоприятная обстановка для проникновения и развития в Чехии барочной архитектуры — как официального, освященного Римом архитектурного направления.

Архитектура Чехии: Прага. Церкви св. Франциска (слева) и Спасителя на Кржижовницкой площади Архитектура Чехии: Рис. 2. Прага. Малая сторона: 1 — собор св. Николая и Вртбовский сад, XVIII в.
Рис. 1. Прага. Церкви св. Франциска и Спасителя на Кржижовницкой площади Рис. 2. Прага. Малая сторона: 1 — собор св. Николая и Вртбовский сад, XVIII в.; 2 — собор св. Николая, XVIII в., план; 3 — храм св. Маргариты, план
Архитектура Чехии: Прага. Малая сторона: 2 — собор св. Николая, XVIII в., план; 3 — храм св. Маргариты, план
Архитектура Чехии: Прага. Церковь св. Николая, XVIII в. Игнац Динценхофер
Прага. Церковь св. Николая, XVIII в. Игнац Динценхофер

Барокко пришло в Чехию со своими сложившимися и развитыми формами и было закреплено в многочисленных постройках итальянских, немецких и венгерских зодчих, приглашавшихся различными магнатами и церковью для осуществления их замыслов.

В различное время в Чехии работали такие мастера европейского барокко, как Франческо Каратти, Карло Лураго, Иоганн Лукас Гильдебрандт, Иоганн Иозеф Вирх, Андреа Спецца, Жан Батист Матье и др. Вместе с архитекторами в создании дворцовых комплексов, костелов и монастырей участвовали многие выдающиеся скульпторы, живописцы, мастера садово-паркового искусства. Все это не могло не сказаться на профессиональном художественном уровне архитектуры барокко, который с самого начала в Чехии был очень высоким.

В XVII — 1-й половине XVIII в. чешские города интенсивно меняют свой облик. Эти изменения почти не касаются общей городской планировки, которая сохраняет, как правило, свою средневековую основу (рис. 3). Зато крупные барочные сооружения, властно вклиниваясь в пространственную организацию городских центров, вносят в них и новый масштаб, и невиданную ранее скульптурность форм (рис. 4). Рядом с готическими вертикалями возникают разнообразные купола и причудливые формы завершений барочных башен. Огромные иезуитские коллегиумы, монументальные комплексы монастырей (рис. 5) и дворцовые ансамбли с обширными садами разрушают существовавшую ранее парцелляцию городских территорий, отражая не только стилистические изменения, но и структурное преобразование общества. Важное место в городских пространствах занимают скульптура и богатые декоративные фонтаны, а также ставшие неотъемлемой частью архитектурного облика чешских городов своеобразные по своей пластике памятники — моровые столбы, посвященные св. Троице, устанавливавшиеся в память о губительных эпидемиях чумы, потрясавших Европу XVII в., и столбы с фигурой Девы Марии как символ рекатолизации и контрреформизма.

Архитектура Чехии: Прага. Лонгвайлова модель города, 1720 г. Архитектура Чехии: Прага. Лорета, XVII в.
Рис. 3. Прага. Лонгвайлова модель города, 1720 г. Рис. 5. Прага. Лорета, XVII в.
Архитектура Чехии: Прага. Малостранская площадь (гравюра В. Морштадта, 1830)
Рис. 4. Прага. Малостранская площадь (гравюра В. Морштадта, 1830)
Архитектура Чехии: Хэб. Дом на рыночной площади, XVIII в. Архитектура Чехии: Прага. Вальдштейнский дворец, лоджия, XVII в.
Рис. 6. Хэб. Дом на рыночной площади, XVIII в. Рис. 7. Прага. Вальдштейнский дворец, лоджия, XVII в.

Изменение архитектурного облика городов Чехии явилось не только результатом сооружения новых зданий (рис. 6), но и следствием планомерно осуществляемой перестройки и модернизации в духе барокко готических церквей, дворцов и жилых зданий. Последние часто получали лишь новое архитектурно-декоративное убранство фасадов, сохраняя существовавшую ранее планировку, готическую систему перекрытия и характер интерьеров.

Несмотря на сложные и противоречивые условия, в которых проходило развитие барокко в Чехии, оно не осталось чем- то органически чуждым художественной культуре этой страны. Это произошло в силу творческой одаренности тех мастеров европейского барокко, которые явились его пропагандистами в Чехии и в чьих произведениях получили глубокое отражение конкретные местные условия, архитектурное и природное окружение, особенности климата и рельефа, характер и размеры чешских городов. Но особенно своеобразные черты приобрела архитектура барокко в творчестве местных чешских мастеров и тех иностранных зодчих, которые подобно отцу и сыну Динценхоферам нашли в Чехии свою вторую родину и которым были близки и национальные архитектурные традиции, и народное творчество, и чешская художественная культура. Благодаря усилиям этих архитекторов и сложилось в основном то направление в архитектуре XVII—XVIII вв., которое известно под названием Чешского барокко.

Среди крупных дворцовых комплексов, строившихся в Праге после Белогорской битвы, видное место занимает Вальдштейнский дворец. Его строительство началось в 1621 г. на территории Малой Стороны под Пражским Градом на месте 30 домов ремесленников, купленных герцогом Альбрехтом Валленштейном. В создании этого выдающегося сооружения раннего барокко участвовали архитекторы Андреа Спецца и Н. Себрегонди, работавшие под руководством Джованни Пиерони. Ансамбль дворца включает целую систему зданий с внутренними дворами, манеж, оранжерею и обширный парк.

Именно этот дворец ознаменовал начало бурного расцвета в Чехии искусства барокко во всем его комплексном многообразии, одной из самых существенных особенностей которого было тесное и органическое сотрудничество архитекторов со скульпторами, живописцами и ремесленниками. Наиболее интересным сооружением дворца является огромная трехарочная лоджия, расположенная на западной стороне дворцового сада (рис. 7). В ней еще очень сильны отзвуки итальянского Ренессанса, которые ощущаются и в общем ее композиционном построении, и в богатом внутреннем лепном декоре. Лоджия, как и другие строения дворцового комплекса, органически связана со сравнительно небольшим, но хорошо распланированным и озелененным пространством парка. Основные его композиционные оси, подчеркнутые аллеями, проложенными среди низких газонов с цветущими куртинами, объединяют основные элементы плана: квадратный водоем, пещеру-грот, вход в парк и лестницу лоджии. При общей асимметрии парка в нем четко выявлено главное направление вдоль широкой аллеи, упирающейся в центральную арку лоджии, подчеркнутое двумя рядами скульптур, созданных Адрианом де Вриз в 1626—1627 гг.

Своеобразны и богато декорированы интерьеры дворца Валленштейна. Среди внутренних помещений выделяется большой двухсветный зал, выходящий на городскую площадь. Зал отделан лепными воинскими эмблемами и украшен живописным плафоном работы Б. Бианко, изображающим Валленштейна на колеснице в виде бога Войны (1630).

Здесь же на Малой Стороне под Пражским Градом в XVII—XVIII вв. был сооружен целый ряд других барочных дворцовых комплексов: Туновский дворец (арх. Лураго, 1716—1727), Вежниковский дворец (1670), Ледебургский дворец (арх. И. Паллиарди, 1778), Каловратский дворец (арх. И. Паллиарди, 1780), Фюрстенбергский дворец (неизвестный архитектор, 1743—1747) и др. Эти массивные и пышные здания, как правило, имели живописно распланированные сады с целой системой террас, уступами поднимающихся на Градчанский холм, и были богато украшены сложными по рисунку и скульптурным формам лестницами, подпорными стенками, декоративными вазами, многочисленными аллегорическими изваяниями. Особенно выразителен и совершенен по своим формам барочный сад Вртбовского дворца, разбитый около 1720 г. по проекту чешского арх. М. Каньки и украшенный скульптурами одного из самых замечательных мастеров барокко М. Брауна — автора многих скульптур Карлова моста. Благодаря разнообразным и живописным композиционным приемам здесь на очень небольшой территории, круто поднимающейся по склону холма, создано выразительное и динамически напряженное сочетание переливающихся пространств, неповторимых перспектив и острых архитектурных ракурсов. Декоративные растения, вьющаяся зелень, цветы выступают здесь в органической связи со всей системой пышного архитектурно-пластического декора как неотъемлемый, подчиняющийся замыслу зодчего материал пространственно-художественной организации.

Дворцовую архитектуру чешского барокко завершает дворец графов Черни, построенный на Лоретанской площади в Праге. Над этим грандиозным сооружением последовательно работали: арх. Ф. Каратти, по проекту которого началось строительство в 1669 г., арх. К. Мадерна (1677—1692), арх. Д. Росси (1692—1697), чешский арх. М. Канька, отделавший в 1718—1720 гг. внутренние помещения, и А. Лураго, соорудивший в 1747 г. центральный портик дворца. Монументальное здание, вытянувшееся по главному фасаду на 150 м, имеет мощный рустованный цоколь и 30 массивных трехчетвертных колонн большого ордера с пышными коринфскими капителями (рис. 8). Торжественная и парадная постановка Чернинского дворца у большого открытого пространства площадки, ограниченной баллюстрадами и подпорными стенками, крупный масштаб композиции фасада, основанной на четком ритме вертикалей, ограниченных сильным выносом карниза, небольшие закрытые решетками окна цокольного этажа — все это оставляет впечатление сдержанной и несколько мрачноватой силы, придает дворцу характер отчужденности от жизни окружающего города, не свойственной большинству более ранних барочных построек.

Архитектура Чехии: Прага. Дворец Черни, 1669—1747 гг., Ф. Каратти и др. Архитектура Чехии: Вранов. Интерьер одного из залов замка
Рис. 8. Прага. Дворец Черни, 1669—1747 гг., Ф. Каратти и др. Рис. 10. Вранов. Интерьер одного из залов замка
Архитектура Чехии: Яромержице. Замок. Вид со стороны парка
Рис. 9. Яромержице. Замок. Вид со стороны парка и генплан
Архитектура Чехии: Яромержице. Замок. Генплан
Архитектура Чехии: Кукс. Больница и храм Архитектура Чехии: Бохнице близ Праги. Сельские жилые дома, 1777 г.
Рис. 11. Кукс. Больница и храм Рис. 12. Бохнице близ Праги. Сельские жилые дома, 1777 г.

Значительно отличались от городских дворцовых комплексов загородные дворцы и замки, сооружавшиеся в XVII—XVIII вв.

При общем каноническом плане с курдонером и одним или несколькими внутренними дворами загородные аристократические резиденции более свободно вписывались в природную среду, связывались с окружающим зеленым пространством с помощью разнообразных лестниц, ризалитов, портиков и башен (Бухловице, Славков, Яромержице, рис. 9). Характерен в этом отношении замок в Трое, расположенный на северной окраине Праги в парке, спускающемся к Влтаве. Здесь впервые в Чехии мы встречаем французскую планировку парка с подчеркнутой главной осью, лучеобразным расположением аллей и подстриженными растениями (арх. Ж. Б. Матье, 1679—1685; скульпторы — братья Герман, 1685—1703).

Другой типичный крупный дворцовый комплекс — замок в Добржише в 30 км к югу от Праги, построенный в 1745—1765 гг. архитекторами Д. Сервандони и Робером де Котт. Фасады дворца, образующего каре вокруг внутреннего двора, выдержаны в духе академического барокко, характерного для периода, когда новый стиль уже вполне сложился и упрочился на чешской земле. В планировке, членениях и деталях отчетливо прослеживаются местные, характерные для чешского барокко черты — мягкость, лиричность и соразмерность общих масштабных соотношений. При замке имеется огромный парк, разбитый по французской системе, расположенный в нескольких уровнях и декорированный скульптурными группами, лестницами и подпорными стенками, открывающимися на фоне хорошо отформованных зеленых кулис.

Очень своеобразен замок во Вранове на Дие. Он был сооружен за несколько этапов — начиная с 1694 г., когда архитектор И. Б. Фишер фон Эрлах создал на высоком скалистом выступе, обрывающемся к реке, эллиптический в плане зал Предков (рис. 10). Строительство велось на месте старого средневекового замка, и архитекторы сумели связать воедино и использовать сохранившиеся постройки и элементы искусственных сооружений. С особым мастерством осуществлена во Врановском замке связь архитектуры с естественным рельефом, рекой и лесными массивами. Сооружения замка так непосредственно и логично вырастают из природного окружения, как это умели делать только мастера готических оборонительных комплексов.

По-иному осуществлена связь между архитектурой и ее природным окружением в замке Кукс (1707—1720-е годы), вмещавшем помимо дворца и больницу для пользовавшихся местными целебными источниками. Здесь длинный ряд уникальных статуй М. Брауна, расположенных вдоль фасада больницы с выступающим в центре объемом церкви, является связующим звеном между зданием и спускающимся по склону холма парком, будучи одновременно частью и того и другого (рис. 11).

Прихотливо изрезанные фронтоны с вазами, лепниной и овальными окнами проникли и в сельскую архитектуру и, приобретя в руках народных мастеров своеобразный плоскостной характер, украшали дома не только мелких помещиков, но и зажиточных крестьян (Бохнице близ Праги, 1777; рис. 12). О дальнейшем развитии архитектуры Чехии будет сказано в X томе настоящего издания.


Глава «Архитектура Чехии XVII—XVIII вв.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: О.А. Швидковский. Москва, Стройиздат, 1969

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер