Архитектура Древней Греции IV в. до н.э. (400—323 гг. до н.э.)

Если во 2-й половине V в. до н.э. первенствующее место в эллинском зодчестве принадлежало Аттике, то в следующем столетии эта роль перешла к Пелопоннесу и Малой Азии.

Изменился общий характер монументального строительства, в котором храмы уже не занимали прежнего исключительного положения. Зодчество характеризуется большим разнообразием типов архитектурных сооружений, отразившим сложность и разнообразие общественных запросов эпохи. Сильно возросло архитектурное значение открытых театров, развившихся к этому времени в своеобразный тип монументальной архитектуры. Булевтерии, одейоны превращаются в большие закрытые помещения для общественных собраний. Своеобразным и развитым типом сооружений становятся гимнасии, палестры и стадионы. В Пелопоннесе следует отметить распространение круглых в плане ордерных построек.

Недостаточность конкретных археологических данных (запутанных позднейшими наслоениями) затрудняет характеристику градостроительства рассматриваемого периода. Оно, по-видимому, представляло собой переходный этап к эллинистическому градостроительству. Прямоугольная разбивка уличной сети продолжает применяться, но хотя в большинстве трудов по истории градостроительства и архитектуры такую планировку продолжают называть «гипподамовой», действительное содержание системы Гипподама выхолащивается вместе с разложением рабовладельческой демократии и ростом имущественного неравенства граждан. Имеющиеся нововведения касаются, по-видимому, главным образом упорядочения планировки центрального общественного ансамбля города — агоры: о так называемом «ионическом типе» агоры в Мегалополе говорит Павсаний. Однако этот тип планировки городского центра окончательно сформировался и известен главным образом по памятникам следующей, эллинистической эпохи, и потому рассматривается подробно в следующей главе.

Серьезные изменения происходят в использовании художественно-выразительных средств архитектуры. Уже со 2-й четверти IV в. до н.э. строго дорические памятники (в композиции которых нет ионического ордера или его элементов) становятся исключениями, и к концу века ионика, несомненно, доминирует в эллинском зодчестве. Ионический ордер, господствовавший ранее в Малой Азии и получивший довольно широкое применение в Аттике, проникает в консервативное до того времени зодчество Пелопоннеса (ионический ордер применен в Эпидавре в стое святилища Асклепия и в проскении театра, в Филиппейоне в Олимпии). Более того, в постройках Пелопоннеса в сочетании с дорическим и ионическим ордерами применяется коринфский ордер (фолосы в Дельфах и в Эпидавре, Филиппейон в Олимпии, храм в Тегее), капитель которого впервые появилась в храме Аполлона в Бассах лишь в конце V в. до н.э.

Одновременное применение различных ордеров развивается во всех областях Греции, и сочетание их в одной композиции свидетельствует о принципиально новом отношении к ордерной системе. Этот процесс может быть уподоблен развитию единого всеэллинского литературного языка (койнэ) в эллинистическую эпоху.

Заметные изменения происходят в трактовке архитектурных форм дорического ордера. Очертания деталей становятся суше, антаблемент более легким, триглифы выступают из плоскости архитрава и приобретают более декоративный характер, энтазис колонн уменьшается. Начинают применяться пилястры и полуколонны.

Одна из характерных черт зодчества данного периода — интерес к деталям. Скульптурная отделка архитектурных элементов приобретает большое значение. В дорических постройках теперь применяется типичный для ионики пластический (резной), а не живописный орнамент (ср. симы храмов в Тегее и Нимее). Сложная орнаментальная композиция пола фолоса в Эпидавре, составленного из темных и светлых плит, указывает на то, что эта разновидность декоративного искусства прошла к данному времени также немалый путь развития.

Для архитектуры IV в. до н.э. характерна все возрастающая свобода в применении традиционных форм, а вместе с тем индивидуализация архитектурных образов сооружений. Более того, становится возможным говорить об индивидуальном творческом почерке нескольких мастеров, таких, как Скопас, Поликлет Младший и Пифей; в V в. до н.э. это можно было сказать практически лишь об одном Иктине.

Однако, несмотря на отмеченные крупные достижения в архитектуре данного периода, характерным для нее является общее измельчание идейного содержания, не поднимавшегося более на ту высоту, которой оно достигло в пору наибольшего расцвета рабовладельческой демократии в Афинах. Яркое свидетельство того — появление таких сооружений, как Мавзолей в Галикарнасе, исключительной задачей которого было увековечение героизованного правителя.


Падение полисного патриотизма и растущее внимание к частной жизни в IV в. до н.э. приводят к тому, что храмы богам — покровителям рабовладельческого города-государства — теряют ведущее место в ряду общественных сооружений. Их архитектура поражает не столько лаконичностью и впечатляющей силой архитектурных образов, сколько противопоставлением подтянутого, подчас суховатого внешнего облика богато отделанному интерьеру, насыщенному декором.

Одновременно получают значительное развитие общественные сооружения, непосредственно не связанные с полисным культом или имеющие чисто светское назначение: открытые каменные театры, одейоны, палестры, гимнасии и стадионы, гостиницы (например, Катагогий в святилище Асклепия в Эпидавре), общежития (Теоколейон или дом жрецов в Олимпии), а также всякого рода памятники и надгробные сооружения, впервые получающие столь монументальные решения (Мавзолей в Галикарнасе), к сожалению, дошедшие до нас в виде руин, с трудом поддающихся реконструкции.

Значительно усложняется архитектура частного жилого дома, в композиции и отделке которого, как свидетельствуют письменные источники и немногие памятники (более поздние дома в Олинфе, дворец в Лариссе), отмечается все возрастающая роскошь.

В целом архитектура IV в. до н.э. при всем блистательном разнообразии и завершенности усложнившихся композиций, а также и тонкости исполнения заметно утрачивает внутреннюю значительность, строгость, величие и силу своих образов и обнаруживает тенденцию к роскоши и изысканности. Возрастает значение декора и усложняются архитектурные детали. Греческая архитектура вступает в последний — эллинистический — период своего развития.


Главы подраздела «Архитектура Древней Греции IV в. до н.э. (400—323 гг. до н.э.)» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией В.Ф. Маркузона. Автор: В.Ф. Маркузон (Москва, Стройиздат, 1973)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер